Общественные новости » Общественные новости » Детский омбудсмен рассказала о создании реестра россиян, лишенных родительских прав - «Общественные новости»
Детский омбудсмен рассказала о создании реестра россиян, лишенных родительских прав - «Общественные новости»
«Пьяный отец убил младенца, а ведь трагедию можно было предотвратить» Основатель Национального родительского комитета, детский омбудсмен в Республике Татарстан Ирина Волынец предложила составить реестр россиян, лишенных родительских прав за жестокое обращение с детьми, чтобы держать их на контроле.

«Пьяный отец убил младенца, а ведь трагедию можно было предотвратить»


Основатель Национального родительского комитета, детский омбудсмен в Республике Татарстан Ирина Волынец предложила составить реестр россиян, лишенных родительских прав за жестокое обращение с детьми, чтобы держать их на контроле. Таким образом можно будет обезопасить их будущих детей от повторения участи братьев и сестер, которые натерпелись мук от нерадивых отцов и матерей. Мы поговорили с Ириной Волынец о ситуациях, когда детям угрожает опасность в кругу собственной семьи, какими мерами можно предотвратить трагедии с детьми, и о том, каким она видит механизм контроля.


Детский омбудсмен рассказала о создании реестра россиян, лишенных родительских прав - «Общественные новости»


Предложение о постановке на учет безответственных родителей Ирина Волынец направила министру просвещения Сергею Кравцову (в чьем ведении находятся органы опеки) и в Госдуму. Граждане, которых по суду лишили родительских прав, могут снова рожать. И в отношении новых детей эти родители часто продолжают делать все то же самое, за что их лишили прав...



– Лишение родительских прав – это исключительная, крайняя мера, – говорит Ирина Волынец. – Лишают за жестокое обращение, за злостное систематичное уклонение от выполнения родительских обязанностей. Такое решение принимает суд, исходя из совокупности факторов. При этом семья попадает на учет в соцорганы только после того, как поступили какие-то сигналы о том, что они снова свои родительские обязанности плохо выполняют. А тогда уже может быть поздно – когда с ребенком что-то случилось.



– Какую работу именно в целях профилактики можно проводить, чтобы родители одумались, и все-таки не дошло до лишения их прав?



– У нас в республике сначала проводится тщательный анализ, и в случае, если есть хоть какой-то шанс сохранить семью, государство помогает в этом. Составляется индивидуальный план для реабилитации семьи, он так и называется ИПР. Подключаются разные ведомства, министерства. И эта поддержка оказывается абсолютно бесплатно.



Такая семья ставится на учет, есть разная степень учета. Есть, например, СОП – семья в социально опасном положении, это самая мощная мера контроля и, в то же время, самая большая мера поддержки. И семьям не нужно этого бояться. Лучше перестраховаться, лучше семья будет стоять на учете как СОП, и за ней будут присматривать – в хорошем смысле этого слова, чем она останется без контроля, и с ребенком случится что-то страшное.



Мы недавно обсуждали конкретный случай. Была многодетная семья, в которой пьющие родители были лишены родительских прав, детей у них отобрали. Но они родили новых детей, и самого маленького, полуторамесячного, отец в пьяном угаре ударил в живот, и ребенок скончался. Трагедии можно было бы избежать, если бы родители стояли на учете как уже лишенные один раз родительских прав, и, если бы за ними осуществлялся контроль.



– Какими методами «перевоспитают» сейчас пьющих отцов и матерей?



– Если пьющие родители, то, чтобы не доводить до лишения их родительских прав, у нас в республике по инициативе Уполномоченного по правам ребенка в Татарстане есть такая мера поддержки семьи – «Точка трезвости». Это системная межведомственная работа. Бесплатно, за счет государства проводится лечение. Единственное условие – это добровольность. Они год лечатся амбулаторно. За это время им делают шесть инъекций медицинского препарата, который помогает остановить тягу к спиртному. Они, конечно, становятся на диспансерный учет, потому что это официальное лечение. Кроме того, это психотерапевтическая работа с больными и их близкими. У нас хорошие результаты: устойчивая ремиссия – 83%, то есть, 83% людей после лечения год и более могут не пить. Помимо высокой миссии сохранения семьи, это имеет и экономический эффект, ведь, когда ребенок оказывается в детском доме, в зависимости от региона, его содержание государству обходится до двух миллионов рублей в год. Нам удалось спасти уже более 600 детей от статуса сироты, они не попали в детдом.  



– Какие еще формы помощи существуют семьям, стоящим на учете?



– Детей занимают во внеурочное время. Сотрудники социальных служб помогают записать детей в кружки, им дают путевку в лагерь бесплатно – если семья находится на таком учете. Им выдаются билеты в театр, в кино. То есть, их всячески, занимают, развивают, с ними работают врачи, психологи, если есть необходимость.



– Каким образом можно будет присматривать за нерадивыми родителями?



– Эти родители известны. Есть официальное решение суда, когда их лишают родительских прав. Но граждане могут сменить место жительства, регион, в котором проживают. Поэтому есть смысл составлять реестр граждан, которые лишены родительских прав и не восстановились в них. В случае, когда они приезжают на новое место, при прописке необходимо сверять вновь прибывших с этим реестром. Чтобы они из зоны видимости не выпадали. Если они, например, восстановились в родительских правах, предположим, алкоголики, наркоманы вылечились, – значит, семья снимается с учета.



Невозможно найти черную кошку в черной комнате, если ее там нет. Если все в порядке, дети сыты, обуты, одеты, чистые, ходят в школу, не избитые, то у них сотрудники опеки еще должны спросить, нужна ли какая-то поддержка, помощь. Вот как должно быть. Мы все-таки рассчитываем на то, что сотрудники соцслужб будут компетентными и настроенными на поддержку семьи, а не на карательскую функцию.



Наша инициатива соответствует канве законопроекта о поправках в Семейный кодекс, в которых закладывается презумпция добросовестности семьи и четко прописываются полномочия и пошаговые алгоритмы действия органов опеки. Одним из этих алгоритмов должен быть как раз учет таких семей, присмотр за ними и поддержка. Опека часто в наших глазах ведет себя неправильно – это факт, но не всегда это связано со злоупотреблением полномочиями, а потому, что регламентов нет. А когда шаги четко не прописаны, то каждый поступает по мере своего разумения…



Мы рассчитываем, что ответ от правительства будет положительным, потому что нас поддержало экспертное сообщество: и адвокаты, и юристы, и те же сотрудники органов опеки, которые намучились, потому что они часто не знают, что пора прийти на помощь семье. А не знают, потому что сигнал не поступил. К сожалению, мы все закрылись в своих квартирках, многие из нас даже соседей по подъезду не знают. К сожалению, бывает и такое, что, когда кто-то и подозревает неладное в соседней квартире, он никуда не сообщает, чтобы ему потом что-нибудь «не прилетело».

Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Мы в
Комментарии
Минимальная длина комментария - 50 знаков. комментарии модерируются
Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Смотрите также
интересные публикации