Общественные новости » Общественные новости » Инфраструктура » Победу в конкурсе на облик Соборной мечети Казани разделили на двоих - «Инфраструктура»
Победу в конкурсе на облик Соборной мечети Казани разделили на двоих - «Инфраструктура»
Что появится из двух разных проектов, организаторы конкурса пока не понимают Фото: Максим Платонов Явно еще не конец: объявление в Казанской ратуше победителей международного конкурса на облик Соборной мечети породило новую интригу — как объединят два проекта, которые разделили первое место? Автор

Что появится из двух разных проектов, организаторы конкурса пока не понимают


Победу в конкурсе на облик Соборной мечети Казани разделили на двоих - «Инфраструктура»
Фото: Максим Платонов


Явно еще не конец: объявление в Казанской ратуше победителей международного конкурса на облик Соборной мечети породило новую интригу — как объединят два проекта, которые разделили первое место? Автор первого — один из создателей мечети «Кул-Шариф» Айвар Саттаров, который называет строительство Соборной своей мечтой. Второй победитель — архитектурное бюро «Гинзбург Архитектс» из Москвы, у которого эта мечеть станет первой. Свидетелем объявления победителей конкурса стал корреспондент «Реального времени».


«Наша мечеть должна быть такой же, как воссозданный Казанский собор»

Заявленное на 17.00 начало церемонии перенесли на 19.10. Хотя изначально говорилось, что победителей (было три места) жюри определило еще 6 июля на совещании в Присутственных местах, но, видимо, что-то случилось за эти два часа. Поскольку, выйдя к публике, три главных героя вечера — президент Рустам Минниханов, госсоветник РТ Минтимер Шаймиев и министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства России Ирек Файзуллин — чествовали семерых участников.

Минниханов взял на себя часть функций ведущих, Александра Санчеза и Гульназ Сафаровой, предложив поаплодировать, к примеру, отдельно Иреку Файзуллину (в прошлом министру строительства, архитектуры и ЖКХ РТ и главному архитектору республики), назвав его «нашим братом»:

— Каждая работа — она уникальная. Количество мест ограничено, — отметил президент. — Если есть претензии — все претензии к комиссии. Я все ваши работы полюбил и я предложил, чтобы не было обид, чтобы воплощение ваших образов появилось в других наших мечетях.

Не забыл он о религиозной толерантности, добавив:

— Наша мечеть должна быть такой же, как воссозданный Казанский собор — мы заходим и радуемся. Православные, мусульмане — какая разница?

Специальный приз получил шедший вне конкурса проект КГАСУ

«Сама постановка задачи и стала настоящим ТЗ»

Специальный приз получил шедший вне конкурса проект КГАСУ под руководством студента Артема Сидорова с вариацией на тему «Кул-Шариф». Кстати, еще одну работу представил муфтий ЦДУМ Талгат Таджуддин, в его проекте явно проглядывал облик Пентагона.

Третье место получила компания ОSТА из Казани с самым впечатляющим решением минарета. Второе место разделили турецкая компания HASSA с впечатляющей фантазией на тему классических восточных мечетей и «Сретенские архитектурные мастерские» (Москва), в мечети которой проглядывали черты Белой мечети, что в Болгаре.

Наконец, на первом месте оказались также два проекта. Сначала приз получал Айвар Саттаров (участник 8), один из авторов мечети «Кул-Шариф». Среди его работ — и строящаяся сейчас в Набережных Челнах Соборная мечеть.

Как пояснил Саттаров, о строительстве в Казани такой мечети он мечтал с того момента, как прошел конкурс проектов «Кул-Шариф». То есть 26 лет. Даже выкладывал в Сети свои наработки.

Как пояснил Саттаров, о строительстве в Казани такой мечети он мечтал с того момента, как прошел конкурс проектов «Кул-Шариф»

— Помимо «Кул-Шариф» мы со товарищи построили более десятка мечетей в Татарстане, Башкортостане, Казахстане, — отметил свои достижения архитектор. И признался, что на конкурс представил два проекта. Один из них назывался «Тюльпан», «Лалә чәчәге». А выиграл другой, «Ковчег Ноя»: — Это ковчег, в котором спаслиcь все, кто хотел спастись. Все живые существа, ковчег, который перемещается не только в пространстве и во времени. И там, где этот ковчег приземлится, там пребудет благодать всевышнего.

Отметим, что, на первый взгляд, Саттарову ближе всего удалось воплотить образ космического корабля, который опускается на водную гладь.

Еще одно первое место получило архитектурно-реставрационное бюро «Гинзбург Архитектс» (участник 15) с явным оммажем восточной павильонной архитектуре. Судя по дипломам, оба первых места получают 2,5 млн рублей, вторые — 1 млн рублей, а третье — 500 тысяч.

Алексей Гинзбург признался, что, зайдя в зал презентаций, сразу решил, что победит проект Саттарова. В целом он больше благодарил организаторов и утверждал, что им виднее, как будет развиваться проект дальше.

Еще одно первое место получило архитектурно-реставрационное бюро «Гинзбург Архитектс» с явным оммажем восточной павильонной архитектуре

— Сделать место, где люди молятся, чтобы они почувствовали себя комфортно, почувствовали, что это их место — это огромная ответственность и задача. Мы погрузились в это беззаветно и искренне, — сказал Гинзбург. В архитектурной среде он известен как представитель профессиональной династии: его дед Моисей — один из лидеров конструктивизма, отец Владимир работал в Гипроспорте и Моспроекте-1. Сын занимался реставрацией Дома Наркомфина, где жил отец.

Также Гинзбург отметил, что отсутствие четкого ТЗ (оно ограничивалось несколькими строчками — участок в 8,2 га, молитвенный зал на 10 тысяч человек, духовно-просветительский центр, автопарковка), скорее, помогало им:

— Мы половину проектов делаем без ТЗ. Потому что в такой задаче нужно было наметить вектор. А это невозможно расписать по количеству комнат и метров. Хотя, к примеру, мы раньше не знали, что есть СНИПы по мечетям. Но они не заменят ТЗ. Сама постановка задачи и стала настоящим ТЗ.

«В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань»

Оставшись наедине с меньшим количеством журналистов, Саттаров процитировал:

— «В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань», — и отметил, что Гинзбург никогда мечетей не строил. И что он не понимает, как они будут работать дальше.

Напомним, прием заявок был объявлен 1 апреля, на конкурс пришли работы 40 архитекторов, до финала дошли 18. В мае финалисты участвовали в семинаре, до 1 июля подавали конкурсные предложения. Первый камень на территории бывшего парка развлечений «Кырлай» заложили 20 июня, за день до официального праздника в честь принятия ислама Волжской Булгарией 1100 лет назад.




не попал в число заявителей — проблема была в том, что подавать заявки могли юридические лица и индивидуальные предприниматели (архитектор в итоге прошел от профессионального союза). Потом он не прошел в финал — эксперты отметили, что у него в портфолио не было зданий, похожих на театр. А вот мечетей в резюме Саттарова было много.

Техническое задание театра составляло огромную книгу, за защитой проектов можно было наблюдать в социальных сетях онлайн. Роднит два конкурса одно — неожиданное решение жюри: в случае Камаловского выиграл не тот проект, за который ратовали чиновники, а тот, что полюбился скорее татарской интеллигенции.

На вопрос одному из членов жюри, как они намерены объединить два очень разных проекта, тот ответил, что «об этом мы будем думать уже завтра». Остается посочувствовать «Татинвестгражданпроекту» во главе с Аделем Хуснутдиновым (Минниханов даже специально поднял его, как на совещании, чтобы участники увидели свое будущее), а также ДУМ РТ, которое будет отвечать за «идеологические вопросы». Мечеть должны начать строить уже осенью.




Радиф Кашапов, фото: Максим Платонов, видео: Камиль Исмаилов
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Мы в
Комментарии
Минимальная длина комментария - 50 знаков. комментарии модерируются
Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Смотрите также
интересные публикации