Общественные новости » Общественные новости » Инфраструктура » Хроники дефолтного года: элеваторы завлекают в республику агрохолдинги, метро ждет «кротов», «Кул-Шариф» против национализма - «Инфраструктура»
Хроники дефолтного года: элеваторы завлекают в республику агрохолдинги, метро ждет «кротов», «Кул-Шариф» против национализма - «Инфраструктура»
Спецпроект «Реального времени»: какой была жизнь Татарстана до и после первого и единственного экономического дефолта России в 1998 году. Часть 14-я Фото: «Вечерняя Казань», 3 июля, 1998 год входили казанский портовый элеватор, казанская реализационная база хлебопродуктов, печищинский комбинат

Спецпроект «Реального времени»: какой была жизнь Татарстана до и после первого и единственного экономического дефолта России в 1998 году. Часть 14-я


Хроники дефолтного года: элеваторы завлекают в республику агрохолдинги, метро ждет «кротов», «Кул-Шариф» против национализма - «Инфраструктура»
Фото: «Вечерняя Казань», 3 июля, 1998 год


входили казанский портовый элеватор, казанская реализационная база хлебопродуктов, печищинский комбинат хлебопродуктов, а также 15 дочерних ОАО — хлебоприемных и зерноперерабатывающих предприятий Татарстана. Правда, уже тогда эксперты предупреждали о запутанности структуры «ТС», ставшей потом «Вамином»: на 33 молочных комбината республики приходилось уж 200 ОАО.

Наконец, московская компания «Разгуляй» именно в конце 1990-х, несмотря на сопротивление татарстанских властей действиями «варягов», будет активно скупать местные элеваторы и земельные площади. Так, в 1999 году «Разгуляй» в рамках реструктуризации выкупит 100% акций АО «Бугульминский комбинат хлебопродуктов №1», АО «Бугульминский комбинат хлебопродуктов №2» и ЗАО «Бугульминский элеватор», через 2 года будет куплен группой и Нурлатский сахарный завод. Но уже 4 года спустя «Разгуляй» будет вынужден продать блокирующий пакет акций (25%) Татарстану, тем самым добившись возможности работать на территории республики. Конфликт заключался в том, что республика пожалела о принятом решении и постаралась вернуть активы.

«Республика Татарстан», 30 июня. 1998 год

На тот момент президент Татарстана Минтимер Шаймиев заявлял, что федеральный агрохолдинг разочаровал РТ, так как не занимался выращиванием сахарной свеклы и не вкладывался в переоборудование производств. Тогдашний владелец «Разгуляя» Игорь Потапенко открыто заявлял в 2003 году, что «Татарстан хотел бы контролировать нашу деятельность на этих предприятиях, а мы, понимая желание властей, согласились продать долю». Впоследствии татарстанские активы перейдут под крыло выходца из Татарстана, экс-зампреда «Ак Барс Банка» Рустема Миргалимова, но экономически эти заводы и элеваторы продолжат медленно умирать к концу 2010-х. А в середине 2010-х «раскулачат» и структуры «Разгуляя»: якобы с 2007 по 2010 год «высшие должностные лица компании организовали заключение договоров с фиктивными юридическими лицам на приобретение земельного фонда для сельскохозяйственных предприятий, входящих в холдинг, на общую сумму более 20 миллиардов рублей». К тому моменту «Разгуляй» имел в своем портфеле 12 элеваторов, 6 мукомольных предприятий, 3 крупяных завода, 10 сахарных заводов и молочно-консервный комбинат. Под контролем холдинга было более 400 тысяч гектаров земли. Все закончилось в 2016—2017 годах распродажей активов, большая часть которых перешла в другой агрохолдинг — «Русагро».

«Совершенно не оплачиваются элеватору расходы за хранение хлеба. Дело в том, что хранимое зерно находится в постоянном движении — вентилируется, сушится, подрабатывается, часть перерабатывается. Велики при этом расходы электроэнергии, часть которых покрывается предприятием за свой счет. Но почти 600 тысяч рублей лежит сегодня неоплаченным грузом на картотеке. Кроме того, как обладателю зерна, элеватору приходится платить живыми деньгами и не-малые налоги». *

В Казани ждут казанских «кротов» за 1 млрд рублей

В прошлых дайджестах мы писали о проблемах, с которыми властям Казани и Татарстана пришлось столкнуться в начале дефолтного 1998 года: если коротко, то строительные бригады, возмутившись невыплатами зарплаты, просто уехали по домам (к тому моменту, напомним, одному только «Газпрому» Татарстан задолжал миллиарды рублей). Через полгода, если верить заметке ниже, команде Шаймиева, по-видимому, удалось найти нужные средства, или хотя бы часть из них, так как на метрострой в Казань вернулась как бригада из Москвы, так и нижегородцы, ранее «слинявшие по домам из отсутствия финансирования».

Летняя стройка возобновилась «за счет денег, которые Татарстану простила Москва» — речь шла именно о «газовых долгах» республики. Нужный для прокладки туннелей «крот» (или «щит») был проплачен лишь на 70% и его поэтому еще не поставили. Насколько встроена была строительная отрасль, хотя бы по линии метро, до санкционных кризисов 2014 и 2022 годов, вызвавших массовый уход иностранных компаний, с зарубежными поставками, можно судить по тому, что упомянутый в заметке Рубинчик еще в 2015 году строил новые линии подземки по проектам испанских специалистов (что интересно, первое метро в Москве строили шахтеры пылающего ныне Донбасса). А метролюбители долго и внимательно следили за тем, как Казань постепенно покупала все новые и новые «щиты», которые рыли линии метро у канадских и французских фирм «Ловат» и NFM-Technologies — именно благодаря этим машинам столица РТ далеко обогнала в свое время метрострои в Новосибирске и Самаре. В статьи считают коммерческой тайной стоимость первого канадского «Ловата», который все-таки прибудет в Казань, но лишь в декабре 1999 года — «современный, напичканный электроникой, скоростной автоматизированный тоннелепроходческий комплекс фирмы Lovat, названный «Сююмбике»(«Любвеобильная»), начнет подземную работу лишь в мае 2000 года. Именно «Ловат» пророет через 15 месяцев первый тоннель казанского метро.

Теперь мы знаем, что он был приобретен для «Казметростроя» за 13 млн долларов. Для сравнения, в порт Казани «Лунная красавица» французского производства приплывет из Марселя в конце сентября 2009 года и будет стоить 8,5 миллиона евро. То есть по меркам досанкционных времен — одна машина обходилась Татарстану в более чем 1 млрд рублей (впрочем, некоторые «ловаты» Казань всего лишь арендовала у других фирм и городов на время). Осенью 2021 года станет известно, что в Казани на строительство второй линии метро направят более 41 млрд рублей, но на какие «ловаты» — теперь неизвестно. В результате санкций даже в Москве обслуживанием тоннелепроходческого щита «Ловат» займется челябинская компания. Дело в том, что в апреле 2008 года американская компания Caterpillar приобрела канадского производителя тоннелепроходческих комплексов Lovat Inc. за $49 млн. А в марте 2022 года «Катерпиллар» приостановила свою деятельность в России, заявив о трудностях с продолжением производства в России в связи с нарушением поставок комплектующих и санкциями.

«До конца года метростроевцы освоят примерно 46 миллионов рублей. А надо, чтобы не погoреть по срокам, хотя бы 200 миллионов... Сейчас строительство идет за счет денег, которые Татарстану «простила» Москва. Мы же задолжали за газ. На прошлой неделе впервые за последний год выплатили часть долга по зарплате работникам Казанского филиала корпорации «Трансстрой». **

«Вечерняя Казань», 1 июля. 1998 год

Инвалиды уходят в бизнес

К слову, именно зарубежные компании в свое время участвовали в реализации программы «Доступная среда»: Pressalit Care и V.Guldmann A/S предложили для Татарстана подъемники для перемещения инвалидов в медицинских учреждениях, в бассейнах и квартирах. Подвесные подъемники предлагалось использовать и для подъема по лестницам в зданиях, не оборудованных лифтами. Всероссийское общество инвалидов было создано 17 августа 1988 года. А к татарстанской организации ВОИ уже в 1990 году перешли казанская фабрика картонажно-полиграфических изделий, комбинат надомников, ряд мелких мастерских. Всего на этих предприятиях к 1998 году работало 876 инвалидов.

Правда, тогда в РТ, в отличие от РФ, по-прежнему не было закона о социальной защите, на реализацию которого попросту не хватало средств. Руководство татарстанского Всероссийского общества инвалидов (ВОИ) активно просило государственного заказа и льгот — а это, как известно, нередко ведет к коррупции. Именно в РТ существенную роль сыграли законы «О закупках продукций для государственных нужд Республики Татарстан» и постановление Кабинета министров Республики Татарстан №124 от 12.03.2003 «О государственной поддержке предприятий Всероссийского общества инвалидов, Всероссийского общества слепых, Всероссийского общества глухих и предприятий пенитенциарных учреждений».

Этот опыт был уникальным среди регионов РФ, так как в течение трех лет предприятия общественных организаций инвалидов ТРО ВОИ, ТРО ВОС, ТРО ВОГ получали преференции на государственный заказ с нарастающей тенденцией из года в год. Правда, со вступлением в действие Федерального Закона №94–ФЗ, указанные нормативные акты РТ в части госзакупок утратили свое действие, и «компании инвалидов» начали сталкиваться с такими проблемами на аукционах, как финансовое обеспечение заявки, отсутствие четкой классификации лотов, жесткая конкуренция с представителями малого и среднего бизнеса, отсутствие заинтересованности крупных промышленных предприятий Республики Татарстан в продукции таких предприятий.

Лишь в 2009 году вышел в РТ закон о предоставлении преимущества общероссийским общественным организациям инвалидов, среди членов которых инвалиды и их законные представители составляют не менее 80 процентов, и организациям, уставный капитал которых полностью состоит из вкладов общественных организаций инвалидов. И в том же году восемь объектов общей площадью 1 750 квадратных метров, которые раннее арендовались структурными подразделениями ТРО ВОИ, были переданы республиканской организации на правах безвозмездного пользования. С другой стороны, численность членов ВОИ в РТ с 2011 по 2016 год неуклонно снижалась (с 48 до 36,6 тысячи), число коммерческих предприятий выросло всего с пяти до шести. Зато крутились вокруг лакомые деньги: с 2006-го по 2011-й, к примеру, на мероприятия по реабилитации и социальной поддержке инвалидов направили 809,5 млн рублей, а с 2011-го по 2016-й — уже 4,5 млрд. Всего же с 2006 по 2016 год было направлено более 30 млрд рублей.

В 2015 году татарстанское ВОИ даже показало прибыль в 759 тыс. рублей, правда, затем начало медленно умирать в финансовом смысле. Убыток в 2018 году составил уже 20 млн рублей, прошлый год организация тоже закрыла с убытком 3 млн рублей, а выручка за последние 3 года рухнула с 300 млн до 4,7 млн рублей. А в 2019 году случился скандал, касающийся героя нижеследующей заметки. Сначала татарстанские подопечные ФСС заявили, что «в ужасе от памперсов, которые, по контракту с ФСС, поставляет им ТРО ВОИ». Затем оказалось, что предприятие ВОИ пребывает в бедственном положении, несмотря на многомиллионные госзаказы, зато «другие компании, аффилированные с ТРО ВОИ, благоденствуют», и компании эти связаны через ряд «дочек» и лиц с Рифатом Ганибаевым. А уже летом 2020 года он был задержан и отправлен под арест. Согласно пресс-релизу Следственного комитета, он подозревался в мошенничестве в особо крупном размере. Якобы как руководитель ООО «Учебно-производственное предприятие «Картонно-полиграфические изделия» (УПП КПИ) Ганибаев фальсифицировал акты сдачи-приемки товара по контрактам с Фондом социального страхования (ФСС) на поставку подгузников и пеленок инвалидам более чем на миллион рублей.

А еще через 2 года экс-председатели районных организаций инвалидов Казани решили сместить находящегося под судом за мошенничество председателя общества инвалидов Татарстана Рифата Ганибаева с поста и призвать к ответу за «увод» у ТРО ВОИ недвижимости в центре Казани. Кроме того, экс-подчиненные обвинили его в том, что госконтракты на поставку памперсов почти на полмиллиарда, которые в 2018 году заключило принадлежащее ТРО ВОИ предприятие ООО «УПП КПИ», длились полтора года, и в этот период у ТРО ВОИ была искусственно создана кредиторская задолженность. К чему в итоге приведет эта ситуация, пока неизвестно. Но это возможно лишь очередное подтверждение тезиса о том, что льготные и «халявные» деньги, особенно если их много, нередко вызывают алчность и жажду золота даже у когда-то честных людей. И чем больше денежных средств крутится вокруг таких организаций, тем больше вероятность появления банальной коррупции.

«Если у инвалида есть необходимые данные для того, чтобы выучиться и работать, скажем, инженером или журналистом, он должен иметь возможность учиться. Приведу такой пример. В США меня познакомили с инвалидом, который не мог говорить, писать, а передвигался он только по квартире при помощи кресла-коляски, При всем при том он является вице-президентом шестого по значению банка в Америке! Вы у нас подобное видели? 40 процентов инвалидов в Америке трудоустроены. Из них порядка 60 процентов работают в государственных учреждениях. Все это было американцами достигнуто за какие-то 20 последних лет. Прежде и у них не было закона об инвалидах, и они страдали так же, как наши сейчас». ***

Фото: kzn.ru

В Казани находят место для первого «Мака»

В июле 1998 года определяется точное место, где впоследствии будет открыт первый казанский «Макдоналдс» — на улице Баумана между бывшим магазином «Часы» и АО «Башлых». Первый «Мак» будет рассчитан на 150—180 разовых посетителей, иметь два зала и офис представительства, в нем будут работать до 45 человек. А по Казани пойдет гулять «шутка про поклонников «Макдоналдса», как «чудаков на букву «м».

К началу весны 2022 года в Татарстане работало уже 29 ресторанов «Макдоналдс» по франшизе, в том числе 16 — в Казани. К слову, об инвалидах и их проблемах, которые власти РТ начала решать в последние годы, включая и обыкновенную установку пандусов. Тогдашний мэр Казани Камиль Исхаков в 1998 году не понимал, зачем нужны туалеты для инвалидов. Российский «Мак» одним из первых в городе сделал специальный тамбур для заезда инвалидных колясок и туалет на первом этаже для людей с ограниченными возможностями. Первые очереди в казанский «Мак» выстроились лишь в конце апреля 1999 года. За 20 лет работы сеть, принадлежавшая к тому моменту Кайрату Боранбаеву, одному из богатейших бизнесменов Казахстана и владельцу франшизы McDonald’s в Казахстане и Беларуси (весной этого года близкого к первому президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву бизнесмена арестовали по «подозрению в хищении средств в квазигосударственном секторе Казахстана»), вложила в экономику Татарстана почти 3 млрд рублей, а в бюджет РТ было выплачено 2,5 млрд рублей налогов.

За те же 20 лет в Татарстане рестораны «Макдоналдс» обслужили более 150 млн человек и обеспечили работой почти 14 тыс. сотрудников. В 2019 году руководство сети в РТ обещало удвоить число ресторанов в регионе в ближайшие 4—5 лет. По известным причинам, этого уже не произойдет, во всяком случае, под вывеской «Макдоналдс». 10 июня 2022 года впервые не открылись рестораны американской сети в Казани и начали демонтировать вывеску с первого казанского «Макдоналдса» на улице Баумана. Закрыты они были «на ребрендинг» недолго. Как известно, новым владельцем бизнеса сети ресторанов в РФ стал предприниматель Александр Говор — экс-совладелец угольной компании «Южкузбассуголь», который ранее управлял по франшизе 25 ресторанами «Макдоналдс» в Сибири: сам Говор говорил, что после закрытия сделки его сеть увеличится на 850 ресторанов.

18 июня в Казани на улице Баумана открылся первый ресторан обновленной сети «Макдоналдс» под новым названием «Вкусно — и точка» — сразу без нескольких популярных позиций в меню: «МакФлури», «Шримп Ролл», «Биг Тейсти», «Биг Мак». Казанцы новый ресторан восприняли, по сути, в штыки: если средняя оценка у «закрытого навсегда «Макдоналдса» на Баумана — 4,4, то отзывы о «Вкусно — и точка» не радуют и в среднем не превышают 2,9 балла. Среди отзывов такие: «Желание сделать аналог как обычно оборачивается через одно место», «Стало хуже. Хуже в плане качества еды, в плане цены на меню», «Вообще невкусно! Кола — отвратительная, негазированная совсем. Картошка — вялая, как у деда», «Ничего общего с макдональдсом» (орфография сохранена). В общем, получилось как в том анекдоте про фальшивые китайские елочные игрушки — которые все также блестят, но отчего-то не радуют.

«Мне понравилось, но боюсь, что бигмаки и чисбургеры, равно как и пирожки с повидлом — это не для наших советских граждан. Американцы помешаны на низкокалорийной пище. И чтоб холестерина поменьше, и без сахара. Для них вкусно то, что полезно. Для нас — вкусно то, что вкусно». ****

«Молодежь Татарстана», 9 июля. 1998 год

«Дни татарской молодежи» под крылом властей

Летом 1998 года в девятый раз проводятся «Дни татарской молодежи», собрав в молодежном лагере «Волга» более ста делегатов. Год спустя работу с ними начнет молодежный центр «Идель» (тоже детище «дней»), который летом 2021 года проведет форум со 180 делегатами — причем вновь «при поддержке Министерства по делам молодежи РТ» (в 1998 — при поддержки «Госкомитета по делам детей и молодежи», впервые заработавшего в 1994 году), на тот момент «День татарской молодежи» заявлялся уже как «самое узнаваемое мероприятие молодежного центра «Идель».

Интересно, как разбросало по свету и политическим лагерям бывших основателей самого мероприятия, впервые прошедшего в 1990 году — причем без какой-либо государственной поддержки. Первыми активистами Дней татарской молодежи стали Резеда Сафиуллина и Рим Гильфанов, которые для их проведения обратились к секретарю областного комитета ВЛКСМ Ильдару Гильмутдинову. 30 лет спустя Гильмутдинов будет депутатом Государственной думы Российской Федерации, председателем совета Федеральной национально-культурной автономии татар, Резеда Сафиуллина-Ибрагимова станет известным исламоведом и соавтором книги, согласно которой «традиционный ислам — искусственный конструкт, которым пользуется государство для обозначения постсоветской модели государственно-конфессиональных отношений», а «один из ее главных признаков — демонстрация лояльности религиозных и верующих политическому режиму в стране». Она будет публиковаться в издании «Идель.Реалии», которое скоро признают иностранным агентом. Таким же агентом признают и радио «Свобода», которое еще в 2006 году возглавил Рим Гильфанов. В 1990-х он возглавлял и союз татарской молодежи «Азатлык», который считают «националистической организацией», особенно власти РТ (последних обвиняют в репрессиях против «Азатлыка»). Сам Гильфанов в 1992 ждал отделения Татарстана от России, которого так и не произошло.

А «татарскую молодежь», точнее ее организацию во Всемирном конгрессе татар — именно в последние годы регулярно «трясло», активисты считают, что «недобровольный уход» и отставки лидеров таких организаций, ратующих за татарский язык и татарское образование, были вызваны их неблизостью к официальным республиканским организациям. В любом случае, нельзя не отметить, что по меньшей мере два организатора Дней татарской молодежи в 1990 году — сегодня по большому счету ушли либо в мягкую, либо в явную оппозицию. И только один тогдашний руководитель местного ВЛКСМ остался воплощать власть и ресурсы прямо в Государственной думе.

«Между прочим веселые конкурсы — это еще одна деталь, отличающая нынешний молодежный съезд. На этот раз увеселительная программа будет идти все пять дней. Например, завтра, 10 июля, пройдет конкурс «А ну-ка, парни». Молодым людям предстоит репетировать роль отцов, разучивая колыбельные песни. А потом все участники отправятся в Арск на празднование Сабантуя. Несмотря на загруженность программы, которая предусматривает еще и работу по объединениям, нам все же удалось познакомиться с самыми яркими делегатами. Вот, например, вокальный ансамбль семьи Аранryловых из Тобольска, который уже стал почетным гостем на Днях татарской молодежи. Этот семейный коллектив начал петь песни на родном языке еще в то время, когда многие стеснялись своей национальности». *****

«Вечерняя Казань», 10 июля. 1998 год

Как Шаймиев решил построить «Кул-Шариф» для борьбы с национализмом

К слову, о национализме. Сегодня, наверное, мало кому известно (или мало кому интересно), что постройка «Кул-Шарифа» была задумана Минтимером Шаймиевым «как один из важнейших шагов по предотвращению всплеска национализма».

«Когда республика получила суверенитет, было важно сдержать этот порыв, который в тот момент случился. Это было страшное время. Наш первый президент это понимал. И одним из поступков, который сдержал националистический порыв, стала постройка мечети», — вспоминал в 2021 году главный архитектор музея-заповедника Рустэм Забиров. В заметке ниже утверждалось, что мечеть возведут уже в 2000 году, но завершения строительства турецкими силами ждали еще 5 лет (всего на постройку ушло почти 10 лет).

Именно турецкая компания Odak Group (на ее счету также строительство «Баскет-холла», реконструкция Президентского дворца в Кремле и Театра оперы и балета им. Мусы Джалиля) возводила монолитный каркас мечети — всего на постройку ушло полмиллиарда рублей, в основном это были деньги пожертвователей. Изначально предполагалось, что «Кул-Шариф» не будет выполнять те функции, которые есть у него сейчас. Мечеть задумывалась как архитектурный памятник предкам, погибшим во время взятия Казани, и должна была работать только на Ураза-байрам и Курбан-байрам. Со временем общественность добилась, чтобы мечеть начала принимать верующих, пришедших на пятничную молитву, а затем двери мечети открылись и для всех желающих.

Сегодня мечеть «Кул-Шариф», когда-то вызывавший недовольство и споры казанцев и жителей РТ, стал, по сути, визитной карточкой города — как таковой стала в Париже Эйфелева башня, вызывавшая в первые годы ярость среди парижан. К несчастью, вокруг одного из символов Казани, да еще и религиозного, то и дело возникают скандалы — к слову, все из-за той же молодежи, только на этот раз видеоблогеров и тиктокеров. В прошлом году мечеть продолжала быть магнитом — на этот раз тиктокерша показала на фоне «Кул-Шариф» свои формы в обтягивающих лосинах. Блогершу обвинили «в неуважении к культуре и традициям местных жителей», а некоторые призвали привлечь девушку к ответственности «за оскорбление чувств верующих», после чего она удалила ролик.

«Вера и деньги — вот что нужно человеку дпя полного счастья. Культовые здания (вера) и банки (деньги) возводит турецкая строительная фирма «Ильк-Умут». К 15 августа турки закончат все железобетонные работы на строительстве мечети «Кул-Шариф» на территории Казанского кремля. Откуда уверенность, что сроки «не полетят», как душа в рай? Ну хотя бы потому, что начальник строительства мечети Метин Коркмаз, обаятельный мужчина 37 лет, так и не женился. Некогда ему. Он одержим работой. И еще потому, что все 75 инженеров и высококвалифицированных рабочих, занятых на строительстве, к декабрю 1999 года, к празднику Рамадан, станут состоятельными и еще более уважаемыми людьми. На деньги, заработанные в России, они смогут купить у себя на родине приличный дом. Они верят в это. И ждать-то недолго». ******

Источники

* «Республика Татарстан», 30 июня 1998 года. Без перемен к лучшему. Г. Абрамов.

** «Вечерняя Казань», 1 июля 1998. На казанском метро г-н Рубинчик сломал зуб. Руслан Царев.

*** «Молодежь Татарстана», 2 июля 1998 года. Инвалидность — крест на всю жизнь. Ирина Яврян.

**** «Вечерняя Казань», 3 июля 1998 года. Заокеанский бигмак проглотит наш эчпочмак? Рустем Фаляхов.

***** «Молодежь Татарстана», 9 июля 1998 года. Молодой татарин и в Карелии — татарин. Елена Пономарева.

****** «Вечерняя Казань», 10 июля 1998 года. В августе Казань станет ближе к Аллаху. Рустем Фаляхов.


Сергей Афанасьев. Материалы подготовил Радиф Кашапов
Справка


«Реальное время» выражает благодарность за содействие в подготовке проекта редакциям газет «Вечерняя Казань», «Республика Татарстан», «Молодежь Татарстана», а также руководству и коллективу Национальной библиотеки Республики Татарстан.

Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Мы в
Комментарии
Минимальная длина комментария - 50 знаков. комментарии модерируются
Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Смотрите также
интересные публикации