Старообрядцы на «Локомотиве»: конец истории и возрождение - «История» » Общественные новости
Общественные новости » Общественные новости » История » Старообрядцы на «Локомотиве»: конец истории и возрождение - «История»
Старообрядцы на «Локомотиве»: конец истории и возрождение - «История»
Отрывок из новой книги Алексея Клочкова «Казанский посад: стены и судьбы» — о территории в районе пляжа «Локомотив» (окончание). Фото: Прилуцкий молитвенный дом. 2022 год. Фото: Андрей Останин Мы продолжаем публиковать фрагменты новой книги краеведа Алексея Клочкова «Казанский посад: стены и

Отрывок из новой книги Алексея Клочкова «Казанский посад: стены и судьбы» — о территории в районе пляжа «Локомотив» (окончание).


Старообрядцы на «Локомотиве»: конец истории и возрождение - «История»
Фото: Прилуцкий молитвенный дом. 2022 год. Фото: Андрей Останин


Мы продолжаем публиковать фрагменты новой книги краеведа Алексея Клочкова «Казанский посад: стены и судьбы» о том, где в XVIII веке проходили укрепления и что за люди жили там в разное время. Мы уже изучили историю генерал-майора Алексея Лецкова, Ямской слободы, храма Живоначальной Троицы, а сейчас у нас продолжается тема территории за нынешним железнодорожным вокзалом, которую облюбовали староообрядцы.


Читайте также - Крановый завод Лемменс входит в структуру компании Lemmens Crane Systems, которая имеет заводы в Нидерландах, России и ОАЭ (Дубай) и специализируется на производстве мостовых и козловых кранов, мостовой кран по доступным ценам.

Между прочим, как ни крути, получается, что «желтухинское» стекольное производство на Прилуцком холме (где Федор Федорович, возможно, делал только опыты со стекломассой) было если не первым в нашем крае, то, безусловно, одним из первых. Очевидно и то, что оно возникло никак не ранее 1777 года, когда Федор Федорович был переведен в Казань, а вот продолжил ли завод функционировать после 1784 года, когда Ф.Ф. Желтухина откомандировали в Тобольск (а также в последние годы его жизни, в период нахождения в отставке) — этого мы уже никогда не узнаем.

И еще момент: открытие в Казани первого стекольного предприятия в последней чет­верти XVIII века нельзя объяснить только лишь пристрастиями Федора Федоровича — все дело в том, что именно в этот период спрос на стекло (и в первую очередь оконное) превысил предложение. Стекло — товар хрупкий, и возить его из города в город если не невозможно, то крайне хлопотно, а посему тогдашние экономические условия делали выгодным не укрупнение производств, а строительство мелких кустарных заводиков вблизи городов и даже деревень. Поэтому стекольные и хрустальные заводы стали расти как грибы по всей стране — только за период с 1775 по 1800 год их количество в Центральной России возросло с 84 до 286. Они производили различную продукцию: оконное, листовое, ламповое стекло, питьевую посуду, бутылки, стеклянные крынки и даже зеркала. Продукция пользовалась огромным спросом у всех слоев населения, не случайно же стекольным производством стали заниматься и помещики (наш случай), и купцы, и даже выходцы из крестьян.

Стекольное производство в XVIII веке на картине Вида Габора

Для производства стекла требуется всего ничего — огонь, вода и песок. Насчет воды и речного песка можно не сомневаться — и то, и другое у подножия Прилуцкого холма было в неограниченном количестве. С огнем дело обстояло несколько сложнее — вероятно, дрова приносил волжский паводок — не пускать же было Федору Федоровичу под топор Прилуцкую рощу — в любом случае ее надолго бы не хватило. Технология производства заключалась в варке стекломассы в горшковых печах при постоянной температуре в течение довольно длительного времени, после чего содержимое горшка выливалось на горизонтально расположенную медную доску и прокатывалось вручную медным катком. После застывания стекло промывалось, полировалось и поступало потребителю — вот, как говорится, и вся технология. Правда, товар получался порой неодинаковой толщины, с пузырями и посторонними вкраплениями, но тогдашний казанский потребитель не был слишком привередлив. Ну а далее все ясно — вероятно, с отъездом Ф.Ф. Желтухина из Казани, завод на Прилуцком холме захирел, не выдержав конкуренции с нарождавшимися новыми стекольными предприятиями, был в итоге закрыт, а вскоре и продан; за возвышенностью же, на которой он когда-то стоял, закрепился топоним «Стеклянный» или «Стекольный» завод, дошедший и до нашего времени.

Вид на город с Прилуцкого холма. Фото: Андрей Останин. 2019 год

Остальное, думаю, вы знаете: к январю 1818 года В.А. Савинов огородил новоприобретенную в Стекольном заводе территорию деревянным тесовым забором и возвел внутри каменную часовню, что немедленно вызвало на него донос со стороны благочинного Богоявленской церкви протоиерея Петра Талева. В марте того же года Василий Андреевич (занявший как раз в это время должность президента городского магистрата) разъяснил губернскому правлению, что в Стекольном заводе существует вовсе не часовня, а богадельный дом и при нем — «молитвенная храмина», но она не является вновь заведенной, «а с исстари предками нашими здесь в Казани устроенная, только что перенесена из Тихвинского прихода по случаю ветхости оной не после пожара, а прежде за долгое время, и в ней содержится обряд не раскольнической, а кафолической веры, по старопечатным нашим книгам совершается служба. И относительно умерших телес отведено местною полициею и врачебною управою по указу губернского правления, состоявшемуся 1809 года августа 9-го дня, кладбище, сообразно заведенному порядку в Москве в Преображенском богадельном доме, позволенном и утвержденном Именным Его Императорского Величества мая 15-го дня 1809 г. указом» (ГАРТ, фонд 1 опись 2, дело 96, копия с купчей, листы 18-19). Так началась «зубчатая» история духовного центра федосеевцев в Казани и Казанском крае.

В 1845 году по указу Николая I «О борьбе с расколом» Прилуцкую моленную, в которой на тот момент проживали около двадцати человек, закрыли и опечатали. Через три года после ее закрытия на 78-м году своей жизни скончался В.А. Савинов. Храм простоял в запустении ровно шестьдесят лет и был открыт вновь только в июне 1905 года согласно указу Николая II «Об основах веротерпимости» от 17 апреля 1905 года. В 1910 году, после реставрации, проведенной на средства казанского фабриканта Ивана Оконишникова, здесь начались богослужения.

Отец Александр (Хрычев) освящает поклонный крест. Фото: П.Я. Звездин. 2020 год

В тридцатые годы ХХ века все казанские старообрядческие молельни были закрыты властями. Та же участь постигла и Прилуцкий молельный дом: в 1937 году в нем была совершена последняя служба, после чего он был опечатан работниками НКВД и закрыт. На протяжении последующих семидесяти лет находился в ведении Казанской железной дороги. К чести железнодорожников, стоит отметить, что здание содержалось всегда в должном порядке, и поэтому его не постигла участь многих сотен безвозвратно утерянных старопоморских храмов. 2 ав­густа 2020 года, в канун праздника cвятого Ильи-пророка, при входе в Прилуцкий молитвенный дом был установлен поклонный крест в честь знаковой религиозно-исторической фигуры — священника Русской церкви XVII века, исповедника протопопа Аввакума, и впервые за последние восемьдесят лет, в течение которых храм не принадлежал верующим, отец Александр Хрычев совершил молитву на этом святом месте. Тем же летом древняя дорога, ведущая к Прилуцкому молитвенному дому, вполне себе официально стала носить имя крупнейшего деятеля старообрядчества, писателя, священномученика протопопа Ав­вакума.


Алексей Клочков
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Мы в
Комментарии
Минимальная длина комментария - 50 знаков. комментарии модерируются
Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Комментарии для сайта Cackle
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Смотрите также
интересные публикации