Самые секретные турниры Советского Союза в самых закрытых городах страны - «История» » Общественные новости
Общественные новости » Общественные новости » История » Самые секретные турниры Советского Союза в самых закрытых городах страны - «История»
Самые секретные турниры Советского Союза в самых закрытых городах страны - «История»
О них никто ничего не знал, но в ЗАТО можно было избежать армии Фото: vhl.su В этом году исполняется 60 лет с момента проведения первого в истории СССР хоккейного чемпионата Центрального совета в системе закрытых городов. Участвовали десять команд в двух Зонах — Сибирской и Уральской. Журналист

О них никто ничего не знал, но в ЗАТО можно было избежать армии


Самые секретные турниры Советского Союза в самых закрытых городах страны - «История»
Фото: vhl.su


В этом году исполняется 60 лет с момента проведения первого в истории СССР хоккейного чемпионата Центрального совета в системе закрытых городов. Участвовали десять команд в двух Зонах — Сибирской и Уральской. Журналист «Реального времени» Джаудат Абдуллин вспоминает о самом засекреченном турнире в истории Советского Союза.


По приказу Иосифа Сталина

Немного истории и политики. В Советском Союзе города под аббревиатурой ЗАТО означали закрытое административное территориальное образование. Их было несколько десятков, в контексте развития спорта нас интересуют десять городов, созданных в целях обеспечения функционирования объектов, ныне входящих в Государственную корпорацию по атомной энергетике «Росатом». Нас они интересуют в рамках развития хоккея.

При том, что сам хоккей начал развиваться в СССР с 1946 года, его популярность быстро росла. И не только в областных центрах. В 1950 году подмосковная Электросталь делегировала на тур чемпионата СССР команду, выступавшую под странным названием «Объект товарища Каллистова», представлявшую завод 12 — предприятие по производству металлического урана, директором которого был Герой Соцтруда Анатолий Каллистов. Несмотря на то, что сам город Электросталь так и не стал сверхсекретным и не приобрел статус ЗАТО, тем не менее сотрудники внутренних органов «не стали палить контору», временно переименовав команду в более нейтральный «Химик».

Прошло девять лет, и в 1959 году был создан отраслевой Центральный совет физкультуры и спорта (ЦС ФиС) — по сути отдельное от подобных государственное спортивное общество. Спортсмены и физкультурники с предприятий атомной промышленности принимали участие не только в первенствах ЦС ФиС, но и в городских и в республиканских турнирах. И десять команд из всех десяти «атомных» ЗАТО СССР с начала 60-х годов начали проводить отдельный турнир по хоккею, для которых были созданы две Зоны — Сибирская и Уральская, выступавшие на уровне КФК, Коллективов физкультуры. Более того, три лучшие из них не остановились и добрались до уровня команд мастеров, участников чемпионата СССР среди команд второй лиги. Мы расскажем о каждой из них по степени успешности. Начнем с дуэта аутсайдеров.

ЗАТО Заречный. Фото pastvu.com

«Торпедо», Пенза-19 (с 1992 года Заречный)

Город основан в 1958 году под названием Заречный. В начале 1960-х годов началась реализация второй очереди строительства предприятия, предусматривающего организацию нового производства — сборку ядерных боеприпасов, и город с 1962 года переименовали в Пенза-19. От самой Пензы Заречный разделяет 12,5 километра.

В чемпионате СССР 1962 года местная команда участвовала в турнире класса Б, причем, соперничая в одной группе с казанскими «Металлистом» и «Искрой». Из соображений секретности тогда она носила название «Труд-2», поскольку главная пензенская команда на тот момент называлась «Труд». Он же «Дизелист», а ныне «Дизель», на стадии начала носил много названий. К примеру, за Пензу-19 играли игроки «Буревестника» Владимир Руднев, «Искры» — Михаил Акимов, Геннадий Китаев, Юрий Экономов, «Труда» — Владимир Двойнин, Геннадий Зюзин, Виктор Таиров. Наиболее интересны те, кто поиграл за «Искру», поскольку их партнерами по команде были братья Сергей и Юрий Моисеевы. Да-да, знаменитый Юрий Иванович Моисеев, в будущем наставник «Ак Барса».

Арзамас-16. (с 1995 года Саров). Территориально находится в Нижегородской области и частично в Мордовии. В советское время менял названия на Кремлев (1954—1960), Арзамас-75 (1960—1966), Арзамас-16 (1966—1994 годы). В городе располагается НИИ экспериментальной физики, занимающийся разработкой ядерных боеприпасов.

С хоккеем в городе познакомились на исходе 1955 года, а на серьезном уровне хоккей, а вместе с ним и футбол начали развиваться в городе после приезда туда в 1961 году воспитанника Смоленского института физкультуры Виктора Кауркина, игравшего на родине за «Буревестник» (Символично, что одного из его партнеров по тамошней команде звали Атом Иософатов). Обе команды Пенза-19 и Арзамас-16 играли в Зоне Урала.

Уже после развала СССР и снятия грифа секретности в Заречном стали успешно развивать мужской баскетбол, в Снежинске — мужской гандбол, а Новоуральск, Саров и Северск на некоторое время обзавелись успешными командами, но самым легендарным выходцем из секретных городов стал четырехкратный олимпийский чемпион по плаванию Александр Попов из Лесного. А самой известной командой — волейбольное «Динамо» из Соснового Бора, Ленинградской области, поддерживаемое «Росатомом».

Фото km1954.ru

СК им. Калинина, Златоуст-20 (с 1993 года Трехгорный)

Как город возник в 1952, через три года получил статус ЗАТО под названием Златоуст-20, от самого Златоуста 87 километров по прямой. В городе находится Приборостроительный завод (производство ядерных боеприпасов). В 1959 году в Златоуст-20 переехал из Москвы Виктор Лопаткин, собравший рядом с собой энтузиастов. Через два года в городе появились уже земляки — челябинцы, среди них братья Августисы, Игорь и Станислав, игравший на позиции вратаря, стал еще и играющим тренером команды СК им. Калинина. Они-то с товарищами и принимали участие в турнире ЦС ФиС среди «родственных городов», как было засекречено название турнира закрытых городов. В 1967-м Златоуст-20 был переименован в Златоуст-36, не став от этого менее секретным. Тем временем в соседнем Златоусте хоккей развивался очень прилично, подрастали хоккеисты, которые были востребованы в других городах. Так тут еще в 1970 году команду расформировали. И вот пятеро из них выбрали не службу в «Звезде» из Чебаркуля, а выступления за команду ЗАТО. Самый известный из компании — Николай Рожков — затем даже попал в «Трактор», но главное, что все это в комплексе — команда, секция, лед — дали возможность заниматься хоккеем местным пацанам. И один из них — Анатолий Чистяков — вырос до капитана челябинского «Трактора», а после развала СССР выступал в чемпионатах Швейцарии и Дании. Вершиной команды Златоуста-36 было участие в переходном турнире команд КФК за право играть в чемпионате второй лиги. Скажете несерьезно? Магнитогорский «Металлург» и нижнекамский «Нефтехимик» — вот еще два постоянных участника чемпионата КФК во времена СССР.

«Гранит», Челябинск-40 (с 1994 года Озерск)

Город основан в 1954 году, став первенцем атомной промышленности, поскольку именно здесь создавался плутониевый заряд для первой атомной бомбы. В 1955 году в городе, который тогда назывался Челябинск-40 (до основного Челябинска надо ехать 40 километров), возникла команда «Гранит». Одним из лидеров которой был Игорь Немчинов, вспоминавший: «К нам в город мы не приглашали команды, играли только на выезде и потом не знали, что это за команда (!). Предложили играть в первенстве СССР (это был 1960 год). Все время на выезде, арендовали поля в Коркино и Челябинске. Но зрителей у нас своих не было, и интерес к игре пропал. В 1966 году Челябинск-40 был переименован в Челябинск-65.

Лучший воспитанник города Сергей Ордин пробовал свои силы в челябинском «Тракторе», сыграл во второй лиге за «Строитель» из Караганды, а Геннадий Михеев поиграл в соседнем Коркино в хоккей, а в Озерске, помимо хоккея, играл и тренировал еще и в футбольной команде.

«Труд», Челябинск-50 (с 1993 года Снежинск)

Город возник в 1955 году, название Челябинск-50 получил в 1959 году. В городе расположен ВНИИТФ, НИИ технической физики, занимающийся разработкой ядерных боеприпасов. Поначалу хоккейная команда называлась СК им. Ленина, а затем была переименована в Труд, собственно, и город с 1966 года начал называться Челябинск-50 (хотя расстояние до самого Челябинска — 111 километров, там даже до Екатеринбурга ближе — 84 километра).

Наиболее известным хоккеистом Снежинска считается Альберт Дудкин, уроженец Электростали, которого забросило в закрытый город по распределению, после окончания техникума. Причем Дудкин приехал в Челябинскую область как футболист, но за неимением оного в городе начал играть в хоккей за СК им. Ленина, втянулся настолько, что вернувшись в родную Электросталь так и остался хоккеистом. Первый специалист, который начал всерьез развивать хоккей в городе, приехал из Ленинграда — В. Шапошник. Больше не знаем о нем ничего, как поется в песне.

«Темп» (Загорск) — «Нефтехимик» (Нижнекамск). Фото vhlru.ru

«Темп», Загорск

В чемпионате по хоккею среди команд второй лиги выступала еще одна команда из закрытого города — «Темп» из подмосковного Загорска (с 1991 года Сергиев Посад). Но он не входил в ведомство атомной промышленности.

Хозяин команды — Загорский электромеханический завод был основан 27 июня 1941 года, то есть на шестой день с начала Великой Отечественной войны. После ее окончания с шестидесятых годов носил название ЗЭМЗ «Звезда», при которой были основаны футбольная и хоккейная команды «Темп». Тренировал их практически легендарный Матвей Гольдин, ранее работавший в команде ВВС, то есть под протекторатом самого Василия Сталина.

Расцвет хоккейной команды пришелся на 70—80-е годы, когда с ней начал работать Олег Галямин. Экс-тренер СК им. Урицкого, работавший в Казани в период с 1982 по 1984 годы, на два года заглянул в Загорск, о чем нет ни слова в его биографии в «Википедии», затем вернулся в команду мастеров, возглавив в 1986 году «Южный Урал» из Орска. Загорский «Темп» располагал добротными хоккеистами: к примеру, голкипер Андрей Бозенков защищал ворота воскресенского «Химика», защитник Сергей Клопцов поиграл за СКА МВО, отдав армейский долг, затем в Рязани, но часть хоккеистов совмещали этот вид спорта с футболом, что было уже редкостью для спорта тех лет: Борис Булычев, Виталий Вешняков, Игорь Долгов, Владимир Калинин, Юрий Карпов, Евгений Мурыгин. Разница от коллег из других ЗАТО, связанных с Атомной промышленностью, была в том, что зареченцы свободно принимали соперников на своей открытой площадке.

В футболе также проводился чемпионат страны среди закрытых городов, во всяком случае об этом вспоминал такой авторитетный человек, как Николай Юров, известный томский футболист, еще более известный тренер и всемирно известный судья, работавший на матчах «Баварии». Но журналист в интервью с аксакалом разговорил его о том, как Юров еще семилетним выступал на концерте перед всесильным тогда куратором атомной промышленности Лаврентием Берией, а о фактах его выступления в местной футбольной команде ГДО, Городской дом офицеров, так и не разговорил. А было бы интересно, поскольку эта команда состояла из солдат стройбата, строительных батальонов, поскольку Северск, в отличие от многих коллег из атомной промышленности, того же Лесного, Новоуральска, Озерска, Трехгорного, строился не заключенными ГУЛАГа.

Главным фанатом команды ГДО был полковник Григорий Примин. Причем полковник не лагерный, из системы УИН, а военный, мобилизованный в 1933 году и прошедший почти всю войну. По ее окончании приехал в Северск, где уже была команда «Зенит», представляющая местный УКС (Управление капитального строительства). А Примин привез солдат-футболистов из Подмосковья — Николай Козлов, Борис Петров, Александр Сидоров, Юрий Топчиенко, плюс местные, среди которых выделялись голкипер Анатолий Ченцов и полевой Николай Сорокин. Впрочем поначалу им и в закрытом городе было хорошо, к примеру, они вспоминали, как на вокзале Томск-1 их встречали болельщики с оркестром, а затем был праздничный обед со (тут мы сглотнем слюну, как персонаж Крамарова из кинокомедии «Иван Васильевич меняет профессию»)... сгущенкой, огромным дефицитом для тех лет. А в конце сезона предстояла игровая полутуристическая поездка в Китай. Не всех пустили: к примеру, защитника Генриха Чепкасова не выпустили, поскольку он был прикреплен по основному месту работы к так называемому «почтовому ящику», то есть еще более секретное предприятие на территории закрытого города. Полковник Протвин был переведен с основной работы в Протвин в 1960 году, вслед за этим распалась и команда. Те же Сорокин, Ченцов, Чепкасов перешли в алма-атинский «Кайрат», Виктор Громченко вернулся в Выксу, Горьковской области, став тренером и воспитав Александра Иванова, вратарскую легенду казанского «Рубина».

(Окончание следует).


Джаудат Абдуллин
Справка


Мнение автора может не совпадать с позицией редакции «Реального времени».

Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Мы в
Комментарии
Минимальная длина комментария - 50 знаков. комментарии модерируются
Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Комментарии для сайта Cackle
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Смотрите также
интересные публикации