В качестве родного города Гала называет Казань: это название, как она пишет, «просто пришло в голову» - «Образование» » Общественные новости
Общественные новости » Общественные новости » Образование » В качестве родного города Гала называет Казань: это название, как она пишет, «просто пришло в голову» - «Образование»
В качестве родного города Гала называет Казань: это название, как она пишет, «просто пришло в голову» - «Образование»
Как жил студент Гомберг — отец Галы Дали Фото: zen.yandex.ru Мы продолжаем публикацию главы из книги «Сюрреальные нити судьбы: Сальвадор Дали, Гала и Казань», изданной Казанским инновационным университетом имени В.Г. Тимирясова, под названием «Сюрреалистический эпизод 1». Сегодня говорим об отце

Как жил студент Гомберг — отец Галы Дали


В качестве родного города Гала называет Казань: это название, как она пишет, «просто пришло в голову» - «Образование»
Фото: zen.yandex.ru


Мы продолжаем публикацию главы из книги «Сюрреальные нити судьбы: Сальвадор Дали, Гала и Казань», изданной Казанским инновационным университетом имени В.Г. Тимирясова, под названием «Сюрреалистический эпизод 1». Сегодня говорим об отце Елены Дьяконовой — Дмитрии Гомберге, студенте Казанского Императорского университета.


Первая жизнь Галы связана с ее физическим рождением в 1894 году. Данный эпизод у Галы вызывает не лучшие эмоции, и она предпочитает (по не до конца проясненным причинам) его не помнить. Почему не лучшие? Дело в том, что история рождения Елены Дьяконовой, несмотря на мифизации, не вполне удовлетворяет ее амбиции и жизненное кредо. Как истинная женщина, она на протяжении своей жизни старалась скрывать свой возраст, нередко (сознательно) путаясь в датах, предпочитала не говорить о своей семье, чье финансовое положение было неблестящим.

В качестве родного города Гала называет Казань: это название, как она пишет, «просто пришло в голову. Большой город, там легко затеряться, и люди друг друга не знают, как в маленьких» [1]. В данной фразе мы встречаем характерную для Сальвадора и Галы методологию мифотворчества: приоткрывая, скрывать информацию.

С чем связано подобное вуалирование данных о себе? Возможно, со страхом Галы за собственное реноме и свое прошлое. Она всю жизнь будет скрывать от всех истинную историю своего происхождения и семьи, подробности личной жизни и восхождения на Олимп, воздвигнутый в ее честь мужчинами. Истоки подобного поведения в первую очередь коренятся в семье, для которой были характерны замкнутый образ жизни, малообщительность и умение молчать о себе. Тем не менее, как мы считаем, Казань не просто «пришла в голову» Гале. Именно в Казани, в Лихачевском родильном доме (родильное отделение Казанской губернской земской больницы), появилась на свет Елена/Гала. И хотя в метрических книгах казанских церквей не осталось записи о ее рождении, тем не менее на данный факт указывает множество эпизодов.

Лихачевский роддом. Фотография из архива Сергея Павловича Саначина. 1995 год. Казань, ул. Айвазовского, 9. Сейчас на месте роддома находится многоэтажный дом

Существует следующая версия, связанная с матерью Галы [2]. Согласно самым распространенным данным и донесениям Департамента полиции, в 1894 году Антонина Петровна Дьяконова приехала на год в Казань, где работала акушеркой в Лихачевском родильном доме («сыщики оставили нам свидетельства того, что женщина работала по специальности. В 1894—1895 годах ее взяли на службу в Лихачевский родильный дом Казани» [3]), а в 1895 году Антонина Петровна выехала в Нижний Новгород, где также занималась акушерской практикой, и только с 1897 года Антонина Петровна и ее гражданский муж Дмитрий Ильич поселились в Москве [4]. Но данные факты мы считаем неточными. Ю. Бекичева в книге «Мой муж — Сальвадор Дали» утверждает, что, имея диплом акушерки, Антонина Петровна никогда по специальности не работала. В «Спутнике по Казани», изданном Н.П. Загоскиным в 1895 году, в списках «Акушерки г. Казани», «Акушерки-массажистки», «Лихачевский родильный приют» и «Лечебница женских болезней с родильным приютом (частная)» мы не нашли упоминаний имени А.П. Дьяконовой [5].

Если проследить более документированную на данный период историю жизни Дмитрия Ильича Гомберга, то следует предположить, что пребывание Антонины Петровны в Казани было более продолжительным, и ее переезд без мужа с тремя маленькими детьми на руках в 1895 году в Нижний Новгород вызывает сомнение.

Приказ о зачислении Д. Гомберга в Казанский университет. 1892 год

Согласно документам, Дмитрий Ильич Гомберг, отец Елены/Галы, с 24 октября 1892 года по ноябрь 1895 года жил в Казани, обучаясь в Казанском университете на юридическом факультете, о чем свидетельствуют документы, выписки из журналов и его больничные листы. Так, в «Выписках из протоколов заседаний правления и переписки с попечителем Казанского учебного округа о студентах университета» находим сведения о дате зачисления Д.И. Гомберга в Казанский университет: «Имею честь уведомить правление Университета, что бывший студент Московского Университета Гомберг Дмитрий, согласно его прошению, с разрешения Министра Народного Просвещения, мною принят в число студентов Казанского Университета на юридический факультет. 24 октября 1892 года» [6].

Подчеркнем, ни о какой революционной деятельности Дмитрия Ильича Гомберга в период получения образования в Казани не может быть и речи. За студенческой молодежью осуществлялся строжайший контроль, и малейшее подозрение в неблагонадежности могло быть поводом к отчислению из университета. Об этом говорят архивные документы. Так, на прошения о зачислении их в студенты Казанского университета от бывших студентов Варшавского университета, отчисленных из него за участие в политической манифестации 5 апреля 1894 года, а также демонстрациях и митингах, были получены отрицательные ответы: все прошения были отклонены ректором [7]. Со студентами, переводящимися из других городов в Казанский университет, проводился инструктаж по поводу их поведенческой культуры. Практически одновременно с Д.И. Гомбергом из Московского университета в Казанский переводился некто Илья Вечер, с которым была проведена разъяснительная работа: «…имею честь уведомить правление университета, что бывший студент Московского университета Илья Вечер, согласно прошению, с разрешения г. Министра Народного Просвещения, мною принят в число студентов Казанского университета на 5-й семестр Медицинского факультета, с предупреждением его, Вечера, что за первый хотя бы самый незначительный проступок он подвергается исключению из Университета. 10 октября 1892 года» [8].

Дали и Гала. 1932 год. Фото: vintageposters.ru


Надо отметить, что жесткий контроль за студентами осуществлялся постоянно, о чем говорит дело «Циркуляра и секретного предписания попечителя Казанского учебного округа о политически неблагонадежных студентах, учениках и преподавателях» от 1892 года. В письме казанскому губернатору читаем: «Вследствие секретных отношений от 4 сего марта за номером 847 имею честь уведомить, что свидетельство о благонадежности требуется от посторонних лиц перед началом каждого полугодия для документации их к слушанию лекций в университете на основании правил, утвержденных г. Министром Народного Просвещения 16 мая 1885 года (параграфы 3, 8, 13 и 15 правил о допущении в Университет посторонних слушателей)» [9]. В списках неблагонадежных студентов за период с 24 октября 1892 года по ноябрь 1895 года Д.И. Гомберг не фигурирует. Также в деле «Канцелярии Императорского Казанского университета по секретной переписке с Казанским жандармским управлением о политически неблагонадежных студентах» имя Д.И. Гомберга не встречается [16]. Хотя впоследствии, уже в Москве, согласно справке Главного архивного управления МВД, Д.И. Гомберг опять «засветился» в общении с либералами, в частности с мужем сестры В.И. Ленина: «11 апреля 1897 года московский обер-полицмейстер сообщил в департамент полиции, что один из членов Московского студенческого кружка Гомберг Д.И. состоит в близких сношениях с Марком Елизаровым, находящимся под негласным надзором полиции»[10].

Прошение ректору университета от попечительского совета Казанского округа с разрешением Гомбергу поступить на учебу. 1892 год

Но среди характеристик Дмитрия Ильича Гомберга, данных ему тайным советником графом Капнистом, замечаний нет: «Гомберг за все время пребывания в Московском университете поведения был отличного» [11]. Положительно характеризуют Д.И. Гомберга и в Казанском университете: «За время пребывания своего в Казанском университете г. Гомберг поведения был отличного» [11].

Но при этом известно, что имя Дмитрия Ильича Гомберга фигурирует в списках студентов, довольно неисправно посещавших занятия. Возможно, причиной данному обстоятельству было состояние здоровья Дмитрия Ильича, из-за которого он нередко переносил сроки сессии.

Так, в «Прошении Его Превосходительству Господину Декану юридического факультета Императорского Казанского Университета от 1893 года» читаем: «Представляя при сем медицинское свидетельство о невозможности для меня усиленных умственных занятий в настоящее время, я имею честь покорнейше просить Ваше Превосходительство ходатайствовать пред факультетом о том, чтобы мне разрешено было отнести первую половину полукурсового испытания на второй, так чтобы я мог сдать полукурсовое испытание в полном объеме. Мая 8 дня 1893 г. Студент Дмитрий Гомберг»[12].

К данному прошению прилагается медицинское свидетельство, согласно которому Дмитрий Гомберг «страдал сильно развитым малокровием и слабонервностью, усилившиеся за последнее время припадки малокровия, головокружение, скорое утомление не дают возможности больному иметь всякие умственные занятия, ввиду чего … (неразборчиво, — прим. ред.) рекомендуем больному прервать всякие умственные занятия, без чего нельзя ожидать скорого и полного поправления здоровья» [12].

Обратим внимание на один интересный факт. Несмотря на то, что Д.И. Гомберг был женат и у него на руках в 1893 году было двое маленьких сыновей, тем не менее материальной помощи он не просил [6]. Более того, Дмитрий Ильич своевременно оплачивал обучение [6]. Встает вопрос: на какие деньги жила молодая семья в Казани? Почему Д.И. Гомберг часто пропускал занятия? Только ли из-за плохого самочувствия или на то были другие причины? Ответов на данные вопросы найти пока не удалось даже в архивах. Возможно, Дмитрий Ильич Гомберг подрабатывал в Казани, чтобы прокормить свою семью, в которой были маленькие дети. На данный факт указывает один из более ранних документов, найденных в архиве. В прошении «Министру Народного Просвещения от бывшего студента 1-го курса Естественного отделения физико-математического факультета Императорского Московского Университета Дмитрия Ильича Гомберга, 23 лет» указывается, что «после смерти отца (зимой 1889/1890 года) семья осталась без средств к существованию», поэтому он давал частные уроки.

В документах канцелярии юридического факультета Императорского Казанского университета есть заявление, к которому прилагается квитанция об уплате денег за посещение учебных курсов Университета Дмитрия Ильича Гомберга, 23 лет» указывается, что «после смерти отца (зимой 1889/1890 года) семья осталась без средств к существованию», поэтому он давал частные уроки [11]. Судя по всему, Д. И. Гомберг время, отведенное на посещение занятий в Казанском университете, проводил не в учебных аудиториях, а на работе. Молодой семье с маленькими детьми нужны были деньги, чтобы свести концы с концами. Более того, определенная часть семейного бюджета шла и на оплату обучения Д. И. Гомберга.

В 1895 году Дмитрий Ильич Гомберг принимает решение переехать в Москву и продолжить обучение в Московском университете. В качестве повода для перевода Д.И. Гомберг вновь ссылается на состояние своего здоровья, указывая в прошении причины, связанные с климатическими и почвенными условиями: «В течение настоящего и прошлого года я постоянно страдал сильно изнуряющей лихорадкой, и в этом году у меня развилась даже малярийная кахексия. Пользовавший меня профессор Казем-Бек, удостоверение которого я при сем представляю, пришел к тому заключению, что болезнь вызвана нездоровыми местными климатическими и почвенными условиями, особенно неблагоприятными для меня, как недавно поселившегося в Казани, — почему и рекомендовал мне, как единственное радикальное средство, оставить Казань, если у меня есть возможность. Ввиду этого я хотел бы перейти в Московский Университет» [12]. Прожив три года в Казани, Дмитрий Ильич понял, что из-за климатических и почвенных условий город не подходит для его здоровья. Подобных документов от студентов в этот период было много: это было распространенной практикой. Тяжелые условия жизни студенчества вынуждали молодых людей подрабатывать, ввиду этого они пропускали занятия. Но чтобы получить высшее образование, обращались к врачам: справка об ухудшении здоровья играла роль спасительного документа.

Отметка в журнале о допуске Гомберга к испытаниям в полном объеме в мае 1894 года

При составлении подобной справки Д.И. Гомбергу помогло медицинское образование. Известно, что он «поступил в число студентов Университета Св. Владимира в августе месяце 1888 года на Медицинский факультет, откуда по распоряжению г. Министра Народного Просвещения в ноябре месяце того же 1888 г. был перемещен в число студентов Московского Университета и слушал лекции в течение осеннего полугодия 1888 и весеннего и осеннего полугодий 1889 и 1890 г.» [11].

Безусловно, доля правды в предъявленной администрации Казанского университета справке есть. Климатические условия Казани многими описываются не с лучшей стороны. Так, в «Иллюстрированном описании Российской Империи» Роберта Сирса, относящемся к середине XIX века, можно найти следующий отрывок, посвященный Казани: «примерно в конце мая <...> город, который, вследствие таяния снега и нетронутой природы почвы, превращается в идеальное болото, в котором лошади погружаются в самые бедра, теперь претерпевает изменения, еще более невыносимые. Грязь, высушенная жаром солнца, сменяется плотными облаками пыли, которые несутся по улицам города, лишая несчастного пешехода средств дыхания и делая его одежду такой же белой пудрой, как и у мельника. Затем, чтобы избежать удушья от жары и пыли, большая часть жителей города отступает от города — землевладельцы к своим поместьям, а неимущие — к своим друзьям, чье гостеприимство дает им убежище от ощутимого бедствия пребывания в городе в этот неприятный и нездоровый период» [13].

Лена Дьяконова. Фото: odeon-group.ru


С чем все-таки связан переезд? Ведь Д.И. Гомберг меняет Казань не на южный город, а на Москву, где климатические условия были практически одинаковыми с Казанью — в обоих городах господствует умеренно-континентальный климат с четко выраженной сезонностью. Возможно, что переезд молодой семьи с тремя малолетними детьми был обусловлен не столько состоянием здоровья Дмитрия Ильича, сколько бедственным положением семьи в Казани и отсутствием дальнейших перспектив для самореализации. Хотя сомнительно, что для студенческой семьи с тремя малолетними детьми, не имеющей поддержки и богатых родственников, столичная жизнь могла быть более легкой и обеспеченной… Тем не менее в дальнейшем Д.И. Гомберг успешно окончил Московский университет, стажировался с 1907 года в Лейпцигском университете по специальности «философия», преподавал и имел адвокатскую практику, путешествовал по миру [10].

Безусловно, весь период жизни Дмитрия Ильича Гомберга в Казани с ним была и его жена. Ехать рожать третьего ребенка в августе 1894 года в Москву из Казани (49 часов) или тем более в Тамбов к родственникам для Антонины Петровны Дьяконовой, жены студента, работающей (?) акушеркой, было довольно дорогим и обременительным удовольствием. Если принять за истину тот факт, что Антонина Петровна все-таки работала акушеркой, будучи замужем за студентом, то их семейный бюджет не позволил бы лишних расходов, в том числе на различные поездки по стране. Согласно статистическим данным, средняя зарплата фельдшера в конце XIX века по России в земской больнице составляла 37—55 рублей [14], а в медицинском отчете Лихачевского родильного отделения Казанской губернской земской больницы от 1879 года находим, что «врачу и акушерке определялась зарплата по 300 рублей в год каждому» [15]. Билет на поезд Казань — Москва (735 верст) в первом классе стоил 29 рублей, во втором — 17,40 рублей, в третьем — 11,60 рублей (дополнительный сбор за 10 фунтов багажа — 75,75 копейки) [5].


Елена Яковлева
Справка


Источники:

1. Дали Г. Жизнь, придуманная ею самой. М.: Яуза-пресс, 2017. 240 с.
2. Писательницы России (материалы для биобиблиографического словаря) / сост. Ю.А. Горбунов.
3. Брайловская С. Казанские корни жены Сальвадора Дали // Российская
газета. 18.08.2016.
4. Деятели революционного движения в России: Библиографический словарь. Т. 3: Восьмидесятые годы. Вып. 2: Г-З / сост. Р.М. Кантор, П.Г. Любомиров, А.А. Шилов и др. М., 1934. С. 1288—1290.
5. Спутник по Казани. Иллюстрированный указатель достопримечательностей и справочная книжка города / под ред. Н.П. Загоскина. Казань: ДОМО «Глобус», 2005. 847 с.
6. НА РТ. Фонд № 977. Опись юрфак. Дело 826. «О сохранении за студентами стипендий, о предоставлении им новых и об освобождении от платы за слушание лекций» (с 1 апр. 1893 г. по 14 дек. 1893 г.).
7. НА РТ. Фонд № 977. Опись пр. Дело «Выписки из протоколов заседаний правления и переписка с попечителем Казанского учебного округа и ректором о зачислении лиц в число студентов Университета». Ед. хр. 7630. Номер 8. 1895 год. Листы 23, 28, 29, 31, 40, 54, 61, 79 и др.
8. НА РТ. Фонд №977. Опись пр. Дело «Выписки из протоколов заседаний правления и переписка с попечителем Казанского учебного округа о студентах университета». Ед. хр. 7469. 1892 год. На 115 л.
9. НА РТ. Фонд №977. Опись номер ректор. дело. Дело «Циркуляра и секретного предписания попечителя Казанского учебного округа о политически неблагонадежных студентах, учениках и преподавателях». 1892—1896.
10. Малиновский Д.В. Дмитрий Гомберг — отец Галы, великой музы Сальвадора Дали // Казанские истории: культурно-просветительская газета.
11. НА РТ. Фонд №977. Опись номер 11д. Дело номер 32396. Дело Канцелярии Инспектора студентов Императорского Казанского университета
«О зачислении в число студентов Университета Дмитрия Ильича Гомберга». Начато 24 октября 1892 года. Кончилось 03 ноября 1895 года. На 32 л.
12. НА РТ. Фонд №977. Опись юрфак. Дело 821. Дело канцелярии юридического факультета Императорского Казанского университета «О производстве
полукурсовых испытаний студентами юридического факультета 1893 г.» (с 1 апр. 1893 г. по 14 дек. 1893 г.)
13. Сирс Р. Иллюстрированное описание Российской Империи, Нью-Йорк, 1855.
14. О ценах и зарплатах в Российской Империи в конце 19-го века.
15. Козлов Л.А., Яковлев Н.В., Скрябина Е.В., Сабитова А. История становления стационарного родовспоможения в Казани (к 135-летию Лихачевского роддома).
16. НА РТ. Архив. номер 2000. Оп. номер регистр. Дело «Канцелярии Императорского Казанского Университета по секретной переписке с Казанским жандармским управлением о политически неблагонадежных студентах» (25.02.1895–5.02.1896). Ед. хр. 977. На 28 л.

Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Мы в
Комментарии
Минимальная длина комментария - 50 знаков. комментарии модерируются
Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Комментарии для сайта Cackle
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Смотрите также
интересные публикации