Стрельба за «хлебное место»: почетного пекаря Татарстана отправили в колонию - «Происшествия» » Общественные новости
Общественные новости » Общественные новости » Происшествия » Стрельба за «хлебное место»: почетного пекаря Татарстана отправили в колонию - «Происшествия»
Стрельба за «хлебное место»: почетного пекаря Татарстана отправили в колонию - «Происшествия»
Экс-глава «Альметьевск-Хлеба» получил 8 лет «строгача» за покушение на убийство, но так и не признал вину Фото: almetyevsk.tatarstan.ru В Татарстане вступил в силу приговор по резонансному делу о стрельбе из раритетного нагана под Альметьевском. Бывший директор и учредитель местного хлебозавода

Экс-глава «Альметьевск-Хлеба» получил 8 лет «строгача» за покушение на убийство, но так и не признал вину


Стрельба за «хлебное место»: почетного пекаря Татарстана отправили в колонию - «Происшествия»
Фото: almetyevsk.tatarstan.ru


В Татарстане вступил в силу приговор по резонансному делу о стрельбе из раритетного нагана под Альметьевском. Бывший директор и учредитель местного хлебозавода Расим Хайрутдинов признан виновным в покушении на убийство своего «преемника». Последний на суде заявил иск в 10 млн рублей, требуя компенсации морального и репутационного вреда. Как выяснило «Реальное время», пока шло следствие и суд по делу Хайрутдинова, потерпевший от стрельбы и сам получил статус осужденного.


Верховный суд РТ решил — стрелял не из корысти

«Вина полностью доказана, исправление возможно только в условиях изоляции от общества», — к таким выводам по делу почетного пекаря Татарстана пришел Альметьевский горсуд. Финалом долгого процесса стало наказание в 9 лет и 6 месяцев колонии строгого режима. Под стражу Расима Хайрутдинова взяли в зале суда, отменив меру пресечения в виде домашнего ареста.

Согласно приговору, 25 ноября 2018 года бывший директор и учредитель ООО «Альметьевск-Хлеб», он же экс-директор Альметьевского спиртзавода и охотник с 40-летним стажем, стрелял в нового руководителя предприятия в своей машине «Тойота Ленд Крузер»: жал на курок четыре раза — один раз промахнулся, трижды револьвер Наган Смирнского 1936 года выпуска дал осечку.

— Выстрел был в затылок, просто я немного голову откинул, и это спасло, — рассказывал «Реальному времени» потерпевший Рустам Латыпов. С его слов, управлявший автомобилем Хайрутдинов остановился на трассе — протер фары, а затем обошел машину, открыл заднюю пассажирскую дверь справа и стал стрелять. После чего Латыпов, сидевший на переднем сиденье, выскочил из машины.

Трижды револьвер Наган Смирнского 1936 года выпуска дал осечку. Фото: материалы дела

— После той остановки, якобы по «малой нужде», и стрельбы между нами была борьба. И пистолет мне удалось выбить, — вспоминал выживший.

Хайрутдинов с первых дней следствия уверял — ни в кого не стрелял, револьвер принадлежал потерпевшему, и тот сам напал на него, ударив по голове, а потом стал угрожать, что посадит.

— Я в данный момент не понимаю, что вокруг меня творится. Я, наверное, жертва хорошо организованного и, так скажем, хорошо спланированного мероприятия, — заявлял он, оспаривая свой арест в Верховном суде РТ. — Люди, плохие душой и с грязными мыслями, не могут выпекать хлеб. Для мусульман самая высшая мера в жизни — это книга Коран. Хлеб можно класть на Коран. Коран нельзя класть на хлеб.

Суд первой инстанции пришел к выводу: на убийство обвиняемого толкнула корысть — не желал возвращать родному заводу и его новому директору Рустаму Латыпову заем в 30,5 млн рублей, который в свое время сам выдал на 20 лет без процентов фирме своей жены «Амар». Пытался уговорить Латыпова подписать договор уступки прав требования по этим обязательствам, но получил отказ.

Однако Верховный суд Татарстана признал корыстный мотив недоказанным. И согласился с доводами осужденного и его защитника, что смерть директора Латыпова не освобождала Хайрутдиновых от долгов. Истребовать их мог новый владелец «Альметьевск-Хлеба», а также временный управляющий, назначенный арбитражем в рамках процедуры наблюдения.

Суд первой инстанции пришел к выводу: на убийство обвиняемого толкнула корысть — не желал возвращать родному заводу и его новому директору Рустаму Латыпову заем 30,5 млн рублей. Фото: almetyevsk.tatarstan.ru

Апелляционная инстанция посчитала, что бывший директор решился открыть стрельбу после отказа нового подписать договор уступки. Исключила квалифицирующий признак о корыстных побуждениях из приговора и снизила срок посадки Хайрутдинова сразу на год — до 8 лет и 6 месяцев колонии строгого режима.

А еще сократила размер удовлетворенного гражданского иска потерпевшего — с 500 до 400 тысяч рублей. В Альметьевском горсуде Латыпов заявил сразу два иска по 5 млн рублей каждый. Требовал компенсации морального вреда, а еще заявлял о вреде его репутации и финансам со стороны обвиняемого. Первый иск горсуд удовлетворил частично, второй отклонил со ссылкой — доказательства репутационных и финансовых потерь Латыповым не представлены.

Доводы осужденного о невиновности и отсутствии его отпечатков на оружии суды двух инстанций отклонили. Указали, что на смывах с головы и шее потерпевшего есть частицы продуктов выстрелов, а на его руках — нет. В отличие от правой руки Хайрутдинова. Также служители Фемиды дали оценку действиям обвиняемого после случившегося на трассе: «Непосредственно после этих событий спрятал свой автомобиль марки Toyota Land Cruiser 100, после чего переставил регистрационные номера на другой автомобиль — марки Toyota Land Cruiser Prado — и вернулся. При задержании в тот же вечер он не сообщил сотрудникам о местонахождении первой машины».

Приговор Хайрутдинову вступил в силу еще в конце 2021 года. А на днях и Шестой кассационный суд общей юрисдикции в Самаре не нашел оснований для отмены приговора бывшему «генералу» хлебопекарной отрасли.

К слову, первоначальный срок наказания Хайрутдинова оспаривала даже прокуратура как чрезмерно суровый и несправедливый.

Дважды со дня стрельбы на скамье подсудимых побывал и новый директор «Альметьевск-Хлеба». Фото: vk.com

Дважды осужденный потерпевший

Дважды со дня стрельбы на скамье подсудимых побывал и новый директор «Альметьевск-Хлеба» и лидер Союза «Торгово-промышленная палата Альметьевска и района».

В апреле 2020-го горсуд признал Рустама Латыпова, руководившего еще и УК «Ашале», виновным в сокрытии денежных средств при наличии задолженности по налогам и страховым взносам. Так, лишь размер просроченной налоговой недоимки на февраль 2019-го составлял 3,7 млн рублей. ФНС выставила инкассовые поручения по списанию денег со счета фирмы-должника, однако Латыпов в обход блокированного счета инициировал платежи заказчиков «Ашале» напрямую поставщикам и кредиторам — всего на 5,7 млн рублей. Заметим, УК специализировалась на аренде и управлении недвижимостью.

«Предвидел наступление общественно опасных последствий в виде причинения вреда экономическим интересам и бюджетной системе государства и желал их наступления», — оценили силовики действия директора. И Латыпов в суде полностью признал вину и заявил ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке. В итоге отделался уголовным штрафом в 50 тысяч рублей.

А осенью 2020-го получил новое обвинение — в невыплате зарплаты рабочим «Торгового дома «Альметьевск-Хлеб». Мировым судом установлено, что с апреля 2019-го по июнь 2020-го выживший в стрельбе руководитель умышленно расходовал деньги компании на оплату своих штрафов и сырья, но не оплату труда. С учетом явки с повинной, частичного погашения ущерба и особого порядка судебного разбирательства наказали Латыпова на этот раз штрафом в 75 тысяч рублей.

На данный момент ТД «Альметьевск-Хлеб» ликвидирован, одноименное предприятие — бывший хлебозавод — проходит процедуру банкротства. Фото: wikipedia.org

В апреле прошлого года прокуратура пыталась взыскать лично с Латыпова ущерб по налоговому преступлению в размере 5 млн рублей. Суд отказал, указав, что конкурсное производство в «Ашале» еще не завершено, а имущество компании вдвое превышает размер требований кредиторов.

На данный момент ТД «Альметьевск-Хлеб» ликвидирован, одноименное предприятие — бывший хлебозавод — проходит процедуру банкротства. Как и УК «Ашале». Впрочем, согласно данным «СПАРК-Интерфакс», дважды осужденный остается главой Союза ТПП в столице нефтяников.

«Завод закрылся под натиском кредиторов и давления контролирующих органов. В декабре 2018-го на нас было подано 15 заявлений, полгода только отбивались от этих проверок. Хайрутдинов и его приближенные писали, что мы деньги выводим, а еще, зная ситуацию изнутри, били по самому больному. Сами не передали нам технические документы, те же лицензии, и сами указали на это проверяющим», — оценивал ситуацию на конец 2019 года Рустам Латыпов.

На тот момент из 200 работников на предприятии оставалось восемь, а общая задолженность оценивалась в 70 млн рублей. Больше половины этой суммы, 45 млн рублей, Латыпов и конкурсник требовали с прежнего руководителя завода. На фоне этих проблем нишу альметьевского хлебозавода на рынке заняли другие хлебопеки Закамья.


Ирина Плотникова
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Мы в
Комментарии
Минимальная длина комментария - 50 знаков. комментарии модерируются
Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Комментарии для сайта Cackle
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Смотрите также
интересные публикации