Общественные новости » Общественные новости » Происшествия » С затопленного древнего казанского кладбища «Бишбалта» будут добывать песок - «Происшествия»
С затопленного древнего казанского кладбища «Бишбалта» будут добывать песок - «Происшествия»
Часть погоста, древняя мостовая и стоянки предков казанских татар оказались под угрозой уничтожения Фото: Инна Серова Как стало известно «Реальному времени», многострадальное полуразрушенное и частично затопленное древнее мусульманское кладбище «Бишбалта» в Адмиралтейской слободе Казани оказалось в

Часть погоста, древняя мостовая и стоянки предков казанских татар оказались под угрозой уничтожения


С затопленного древнего казанского кладбища «Бишбалта» будут добывать песок - «Происшествия»
Фото: Инна Серова


Как стало известно «Реальному времени», многострадальное полуразрушенное и частично затопленное древнее мусульманское кладбище «Бишбалта» в Адмиралтейской слободе Казани оказалось в зоне будущей добычи строительного песка. Компания «Рекасервис» готовится начать работы в русле Волги — в зоне объектов культурного наследия: легендарных мазарок, булыжной мостовой, ведущей от пляжа «Локомотив» к Бакалдинским пристаням, и древних Бакалдинских стоянок. Историко-культурная экспертиза сочла это возможным при условии создания буферных зон вокруг древних памятников культуры. Подробнее о том, какие и где планируются работы, рисках, которыми грозит добыча песка вблизи объектов культурного наследия и этической стороне этого бизнес-проекта — в нашем материале.


Карьер в русле Волги

Казанская компания «Рекасервис», специализирующаяся на добыче нерудных строительных материалов, получила положительное заключение экспертов на два проекта о создании карьеров в русле Волги. В актах государственной историко-культурной экспертизы говорится о добыче строительного песка «на месторождении «Татарское кладбище» села Бишбалта и «на месторождении «ДСО «Локомотив» в районе старинной мощеной дороги к волжским пристаням и Бакалдинских стоянок. Словом, карьеры создадут вблизи объектов культурного наследия.

Из документации на сайте Комитета РТ по охране ОКН, следует, что горный отвод восточнее полуострова, на котором и рядом с которым под слоем воды расположены захоронения древнего мусульманского кладбища «Бишбалта», был осуществлен Приволжским управлением Федеральной службы по экологическому, техническому и атомному надзору в январе 2017 года. Тогда эту территорию получило ООО «ВолгаНеруд» — «для разведки и добычи строительного песка в акватории р. Волга». Площадь отвода составляет 21,6 га, запасы песка на 1 января 2021 года составляли 579,6 тыс. куб. метров. А отвод площадью 182,5 га севернее и северо-западнее пляжа «Локомотив» на участке недр ДСО «Локомотив» получило в 2013 году ЗАО «Нерудное предприятие». Запасы песка на «Локомотиве» в 2005 году оценивались в 16,807 млн куб. м.

«Реальному времени» удалось связаться с ООО «Рекасервис». Корреспондент поинтересовался, когда и на каких условиях компания приобрела песчаные карьеры с «довесками» в виде объектов археологического и культурного наследия, в течение какого периода, в каких объемах и для каких целей планируется добывать там песок, а также попросила предоставить информацию, позволяющую получить визуальное представление о границах буферных зон вблизи кладбища «Бишбалта», Бакалдинских пристаней и древних стоянок. В компании запрос редакции приняли в работу и обещали ответить до 27 июня, но на момент публикации комментарий так и не поступил. Ответ будет опубликован по получении.

Кладбище как источник нерудных ископаемых

«Ближе к улицам Брюсова, Большой и территории мусульманского кладбища существует вероятность встретить участки сохранившихся культурных напластований или отдельные археологизированные артефакты, — говорится в акте государственной историко-культурной экспертизы по проекту добычи песка в районе древних мазарок «Бишбалта». — Также именно на этих участках объект пересекается с территорией объектов культурного наследия: федерального значения — Достопримечательное место «Культурный слой слобод Заречья города Казани XV—XVIII вв.»; регионального значения — Достопримечательное место «Мусульманское кладбище села Бишбалта Адмиралтейской слободы, XVI—XX вв.»; выявленного объекта археологического наследия «Мусульманское кладбище слободы «Бишбалта». <…> Земельный участок локализуется на северо-востоке мусульманского кладбища села Бишбалта XVI—XX вв., и на юго-востоке Адмиралтейской слободы. Ближайшим памятником к территории освоения является Мусульманское кладбище «Бишбалта». Оно первоначально было основано как деревенское кладбище населенного пункта Бишбалта. Известно, что кладбище здесь существовало в период Казанского ханства».

Ближайшим памятником к территории освоения является Мусульманское кладбище «Бишбалта»

Эксперт также указал, что «разработка карьера предполагает глубину вскрытия грунтов, превышающую глубину залегания, возможно, сохранившихся культурных напластований объектов культурного наследия» и сделал вывод, что добыча песка в этом месте «может ухудшить состояние объектов культурного наследия <…>, нарушить их целостность и сохранность», «уничтожить культурные напластования, пригодные для научного исследования».

Общая площадь пересечения карьера по добыче песка с вышеназванными объектами культурного наследия федерального значения, согласно выводам экспертов, составляет не менее 1,36 га. В заключении экспертизы указано на необходимость предусмотреть на участках, где располагаются исторические объекты и вокруг них, буферную зону общей площадью 5,19 га.

То есть при условии соблюдения охранных мероприятий вблизи кладбища «Бишбалта» из разработки выпадает почти четверть всего горного отвода площадью 21,6 га. Но это в том случае, если предприятие, осуществляющее добычу нерудного материала, не сможет воспользоваться пунктом экспертного заключения, в котором указано, что территория буферной зоны «может быть сокращена при получении соответствующего заключения государственной историко-культурной экспертизы, определяющей отсутствие объектов культурного наследия».

Общая площадь пересечения карьера по добыче песка с вышеназванными объектами культурного наследия федерального значения, согласно выводам экспертов, составляет не менее 1,36 га. Фото: Инна Серова

Местоположение и площадь древних стоянок не локализованы

Не меньшую ценность представляют собой и артефакты в зоне второго карьера на дне Волги — рядом с пляжем «Локомотив». Там, согласно заключению экспертизы, расположены два включенных в перечень выявленных объекта культурного наследия — «Мощеная дорога к волжским (Бакалдинским) пристаням» и «Бакалдинские стоянки I, II, III, IV». В нем прослеживается существование дороги в этом месте не в виде грунтового полотна от середины XVI века, а в виде мостовой — от 1887 года.

Что же касается Бакалдинских стоянок, открытых археологами во второй половине XIX века, их относят ко второй половине II — началу I тысячелетия н.э. (бронзовый век). Среди множества сделанных там за полтора века находок — неолитические орудия труда, керамика, ножи и наконечники стрел, орудия для ловли рыбы, а также артефакты более позднего периода — азелинской культуры (III—V вв. н.э.). Это захоронения, оружие — мечи, копья, топоры, а также украшения и элементы одежды и боевой амуниции — бусы из стекла и халцедона, куски шейных гривен, застежки, подвески, поясные накладки, бляхи, части нагрудников.

Отвод под песчаный карьер на месторождении «ДСО «Локомотив», указывает эксперт, затрагивает 88,9% всей территории объекта археологического наследия, включенного в перечень выявленных объектов культурного наследия — «Мощеная дорога к волжским (Бакалдинским) пристаням», и в его границах локализуется местоположение объекта археологического наследия, включенного в перечень выявленных объектов культурного наследия — «Бакалдинские стоянки I, II, III, IV». Площадь пересечения песчаного карьера с объектом культурного наследия «Мощеная дорога к волжским (Бакалдинским) пристаням» составляет 4,96 га (притом что общая площадь этого исторического памятника ненамного больше — 5,58 га). Площадь второго памятника, «Бакалдинские стоянки I, II, III, IV», в заключении эксперта не указана, в нем сказано, что «местоположение стоянок точно не локализовано». Что, по сути, означает: остатки цивилизации охотников и рыболовов — предков современных татар — могут «всплыть» в любом месте вблизи «Локомотива», если, конечно, сохранятся после развертывания работ добычи песка.

Эксперт рекомендует в районе «Локомотива» «предусмотреть создание буферной зоны общей площадью 36,4 га», которая, впрочем, может быть уменьшена, как и в районе кладбища «Бишбалта», при получении предприятием, осуществляющим добычу песка, заключения государственной историко-культурной экспертизы, определяющей отсутствие объектов культурного наследия».

«На дне — могильные памятники»

— При затоплении Куйбышевского водохранилища в пятидесятых годах прошлого века почти 200 квадратных метров древнего кладбища «Бишбалта» ушли под воду, — рассказал «Реальному времени» казанский краевед Георгий Мюллер. — Сейчас мы видим на суше только западную окраину кладбища, а оно достаточно далеко распространяется и на восток, и на юг. Еще лет 15—20 назад люди, которые купались на пляже рядом с кладбищем, ныряли и видели на дне могильные памятники. Причем это было, когда вода стояла ниже, чем сейчас. Там похоронены люди времен Казанского ханства. И добычу песка там я считаю святотатством. Даже то, что там действует несанкционированный пляж, люди раздеваются и вешают одежду на памятники — это уже святотатство.

— Вопрос в том, будут ли при добыче песка затронуты участки кладбища, — выразил более сдержанную позицию в этом вопросе ректор Российского исламского института и замглавы ДУМ РТ Рафик Мухаметшин. — Здесь кладбище заходит далеко за кромку воды, а любая религия, в том числе ислам, не допускает, что можно тревожить захоронения, кладбище должно оставаться в целости и сохранности.

— Если местоположение археологических объектов четко не определено, если нет стопроцентной уверенности, что они не будут задеты, то работы такого рода в их окрестностях лучше не проводить, — высказался о перспективах добычи песка на «Локомотиве», вблизи Бакалдинских стоянок замдиректора по научной работе Института международных отношений, истории и востоковедения КФУ Раиль Фахрутдинов. — Прежде чем что-то предпринимать, необходимо провести более детальные исследования. Ведь это уже не первый случай, когда производство работ вблизи археологических объектов заканчивается потерями.

Еще в 2016 году историк, на тот момент зампредседателя Всемирного форума татарской молодежи Айрат Файзрахманов с горечью говорил журналистам о том, что «при изучении доступных материалов выясняется, что на официальном сайте Адмиралтейской слободы его история отсчитывается с 1718 года», при этом «практически игнорируется» 700-летняя история древнего центра судостроения — села Бишбалта, а «в списке памятников Адмиралтейства нет ни одного объекта, связанного с татарской историей». Краевед Илья Евлампиев констатировал, что кладбище «Бишбалта» «утратило 99,9% своих исторических захоронений» и превратилось в «сад камней», при этом, «находясь на территории кладбища, невозможно не ступать на могилы». Он предлагал «не нарушать то состояние, в которое кладбище пришло, так как любая работа по перекладыванию камней тут будет осквернением», а проложить по территории кладбища помост с деревянной дорожкой от входа на кладбище мимо всех сохранившихся плит, сделав древний некрополь «парком для особого посещения». Но за минувшие 6 лет ситуация не изменилась, зато упомянутое Евлампиевым «осквернение» превратилось в реальную угрозу для той части кладбища, которая оказалась в середине прошлого века под водой.

Краевед Илья Евлампиев констатировал, что кладбище «Бишбалта» «утратило 99,9% своих исторических захоронений» и превратилось в «сад камней». Фото: Лина Саримова

Вопросы без ответа

«Реальное время» обратилось в Комитет РТ по охране ОКН с запросом, как технически будет обеспечиваться сохранность объектов культурного наследия — мусульманского кладбища, булыжной мостовой и древних стоянок, кто и как будет проверять исполнение рекомендаций экспертов и чем вообще мотивирована необходимость проведения карьерных работ в этих местах. Ответ ведомства Ивана Гущина будет опубликован по получении.

Наше издание также запросило исполком Казани о том, кто принял решение о разрешении добычи песка и как к этому относятся сами чиновники с учетом всех рисков и перспективы утратить исторические объекты, а заодно нарушить целостность захоронений на кладбище «Бишбалта». На первый вопрос нам ответили, что участки, где планируется вести добычу песка, являются частью федерального водного объекта: «У муниципалитета нет полномочий распоряжаться им». А второй вопрос — об отношении к добыче песка в районе затопленного кладбища с риском вторгнуться на его территорию и осквернить могилы — остался без ответа.

Если нельзя, но очень хочется

В 2019 году кладбище «Бишбалта» по инициативе исполкома Казани решили очистить от мусора и поросли, объявили о том, что начата разработка проекта археологических изысканий «в целях сохранения памятника археологии». Тогда общественность и археологи высказались против методов «благоустройства» оставшейся на суше части кладбища, поскольку расчистка шла при помощи машин. Зампредседателя ТРО ВООПИиК Фарида Забирова заявила, что у кладбища есть определенный режим содержания, не допускающий работы на нем тяжелой техники.

Тогда общественность и археологи высказались против методов «благоустройства» оставшейся на суше части кладбища. Фото: Лина Саримова

В том же году директор ООО «Прикладная археология» Константин Истомин, говорил о недопустимости каких-либо работ на кладбище «Бишбалта» без предварительных исследований археологов. А в 2022 году он расписался в актах государственной историко-культурной экспертизы, согласно которой рядом с затопленным кладбищем и древними Бакалдинскими стоянками, пусть и с ограничениями, но возможна добыча песка.

Что же касается археологических изысканий на кладбище «Бишбалта», с 2019 года о них ничего не было слышно.

Что за компания?

ООО «Рекасервис», которое планирует вести добычу песка в непосредственной близости от охраняемых государством объектов, было зарегистрировано в Казани в 2017 году его нынешним директором Сергеем Хрущевым. В январе 2021 года бенефициаром компании стала Анна Кахаберидзе, а уставный капитал фирмы вырос почти в 300 раз — с 10 тыс. до 2,885 млн рублей. А в июне 2022 года фирма стала собственностью другой компании — ООО «Мирумир», компании с 500-тысячным уставным капиталом, специализирующейся на добыче нерудных строительных материалов, руководит которой также Хрущев.

В собственности ООО «Рекасервис» имеются здание и три сооружения на улице Поперечно-Кукушкинской, которые стали причиной арбитражного спора с КЗиО исполкома Казани: фирма пытается узаконить земельный участок под ними.

Спор пока окончательно не разрешен, однако Арбитражный суд РТ признал отказ исполкома в предварительном согласовании предоставления земельного участка незаконным и обязал КЗиО устранить нарушение.


Инна Серова
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Мы в
Комментарии
Минимальная длина комментария - 50 знаков. комментарии модерируются
Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Смотрите также
интересные публикации