Общественные новости » Общественные новости » Происшествия » «Ставит 12 унитазов и все для себя?»: жильцы снесенного в Казани таунхауса проводили застройщика на нары - «Происшествия»
«Ставит 12 унитазов и все для себя?»: жильцы снесенного в Казани таунхауса проводили застройщика на нары - «Происшествия»
Верховный суд РТ не поверил ВИП-строителю Москвы и Татарстана Фото: Ирина Плотникова Прокуратуре Татарстана не удалось ужесточить наказание главе дирекции столичного АО «Мосинжпроект» Айрату Багабиеву. В апелляции Верховный суд Татарстана отказал в увеличении его срока до 6 лет колонии, но не

Верховный суд РТ не поверил ВИП-строителю Москвы и Татарстана


«Ставит 12 унитазов и все для себя?»: жильцы снесенного в Казани таунхауса проводили застройщика на нары - «Происшествия»
Фото: Ирина Плотникова


Прокуратуре Татарстана не удалось ужесточить наказание главе дирекции столичного АО «Мосинжпроект» Айрату Багабиеву. В апелляции Верховный суд Татарстана отказал в увеличении его срока до 6 лет колонии, но не согласился с доводами осужденного и его адвокатов, что аферы с незаконным строительством таунхауса в центре Казани не было. Справившие новоселье в 2012-м через 4 года снесли дом за свой счет, проморгавшие стройку чиновники уголовки избежали, а московские покровители Багабиева не смогли примирить его с потерпевшими. В ближайшие дни застройщика должны этапировать в колонию Нижнекамска.


Последнее слово ВИП-строителя: «Я не юрист, могу ошибаться»

Из назначенных судом 4 лет и 6 месяцев срока скандально известный застройщик отсидел уже больше половины. И хоть сейчас может подавать на УДО.

В зачет срока пошел и срок его домашнего ареста (зачли день под замком за день колонии общего режима), и время в СИЗО со дня оглашения приговора (день за полтора). С начала аферы до вступления приговора в силу прошло больше 10 лет. Ущерб потерпевших считали в старых ценах — 9,7 млн рублей.

Таунхаус на Гривской, 52а был построен Айратом Багабиевым в 2011-м. В 2012-м все 12 квартир в нем были проданы 11 семьям. Шесть продал бывший сослуживец Багабиева по казанской строительной компании Ильгизар Сибгатуллин. Забегая вперед: его покупатели статус потерпевших в деле не получили. Без денег и без жилья оказались новоселы из числа покупателей Багабиева и члены их семей, переехавшие на Гривку в 2012 году, но недолго пожившие здесь спокойно.

В феврале 2014 года ведущий специалист Управления градостроительных разрешений исполкома Казани при плановом объезде Кировского района «внезапно» заметила подозрительную трехэтажку за парком отдыха «Кырлай», на участке под ведение личного подсобного хозяйства и ИЖС. Именно так она свидетельствовала на суде. Доложила начальству — началась проверка, в Госстройнадзоре подтвердили: разрешение на строительство многоквартирного дома по этому адресу не выдавали, проект не согласовывался, надзор не осуществлялся, участок использован не по назначению.

Жильцов обязали сравнять свои спальни, кухни и остальное с землей за собственный счет. Скриншот видео

27 мая 2014-го по иску исполкома Кировский суд Казани «приговорил» дом с его обитателями — объект признали самовольной постройкой, зарегистрированные права на помещения в нем аннулировали, жильцов обязали сравнять свои спальни, кухни и остальное с землей за собственный счет. Соответчика Айрата Багабиева суд сносом обременять не стал. Возможно, потому, что так и не смог добиться его явки на заседания... Как ни бились люди — решение вступило в силу, а в мае 2016-го приставы заставили его исполнить.

«В моем случае имеет место невиновное причинение вреда и не более, юридический казус законодательства», — убеждал на днях Верховный суд Татарстана уже осужденный Айрат Багабиев. В заседании апелляционной инстанции он участвовал по видеосвязи из СИЗО Марий Эл, куда был этапирован ввиду дефицита мест в изоляторах РТ. В чем-то даже выиграл — на заседании сидел хоть и за решеткой, но за столом, где смог разложить нужные бумаги. Казанские сидельцы таких благ в комнатах видеосвязи лишены.

Багабиев на следствии придерживался версии, что строил дом для своей семьи, когда появились трудности — занимал деньги у вышеназванного партнера, а потом предложил ему в качестве возврата долга половину дома. С этого все и началось.

Осужденный указывает — был законным собственником дома и законно распорядился своим имуществом:

— Но после того, как люди заселились, провели перепланировку — возникла ситуация незаконного использования участка. Документы во всех госучреждениях проходили проверку и отказа не было, у меня не было причин сомневаться в правоте моих действий. Я строитель — могу построить хороший дом. Могу быстро. Но я не юрист — могу ошибаться. Прошу обвинительный приговор Приволжского суда отменить и вынести оправдательный...

Бизнесмен считает, что в деле есть «железобетонное доказательство» отсутствия умысла: «Если посмотреть документы за август 2011 года, то мы увидим в доме две кухни и 10 жилых помещений — то есть строил я для себя и брата! Остальное — слова в воздух. В моем доме не было ни одной квартиры на момент продажи — только жилые помещения!»

В заседании апелляционной инстанции Багабиев участвовал по видеосвязи из СИЗО Марий Эл, куда был этапирован ввиду дефицита мест в изоляторах РТ

Потерпевшая: «На меня смотрели как на изгоя общества»

Ноябрьский вердикт Приволжского суда Казани обжаловали и осужденный с адвокатами, и потерпевшие, и гособвинитель. В прокуратуре просили добавить к наказанию еще полтора года — то есть посадить застройщика на 6 лет. Эту позицию на заседании дружно поддержали сами «бездомные» — трое бывших новоселов с Гривки пришли в Верховный суд Татарстана. Четвертая делегировала полномочия адвокату Лаврентию Сичинаве.

Роман Кузьмин на момент судебного решения о сносе в таунхаусе уже не проживал — продал квартиру после ремонта и переехал. Новая владелица квартиры предъявила ему иск, и с 2015-го он ежемесячно платит ей по 50 процентов со своей зарплаты. А ведь этому потерпевшему еще и за демонтаж дома пришлось платить 70 тысяч. С застройщика Багабиева приставам удалось взыскать в пользу Кузьмина всего 125 тысяч. На старте судебного процесса этот потерпевший вспоминал, как Багабиев перед покупкой показывал ему помещение и делился, что первоначально в трехэтажке планировали открыть гостиницу, но разошлись с партнером во взглядах на этот бизнес. На финише процесса Кузьмин заявил о странном поведении «честного бизнесмена»:

— Он с 2012 года нигде на регистрационном учете не состоял. Ни суды его не могли найти, ни приставы. А еще в 2012—2013 годах у него вдруг не стало никакого движимого и недвижимого имущества...

Потерпевшая Фидания Каримова поддерживает соратника: «Я подавала на розыск его имущества — у него был не только дом на Гривке, наряду с этим шло строительство трех коттеджей в Малых Клыках». Доказательством преступления женщина считает показания застройщика и его супруги:

— Подсудимый указывал — строил дом исключительно для своей семьи. Когда мой представитель Сычев поставил вопрос по проекту вентиляции и газовым котлам в каждом помещении, Багабиев стал говорить, что родственники из Средней Азии должны были приехать, и у каждой хозяйки все свое должно быть. Но как быть с подъездным маршем до третьего этажа и с тем, что газовая компания в каждое помещение счетчики ставит? А 12 туалетов он ставит (по числу обособленных помещений-квартир, — прим. ред.), и все для себя? Для родственников? Это изначально было с целью наживы!

Трое бывших новоселов с Гривки пришли в Верховный суд Татарстана. Четвертая делегировала полномочия адвокату Лаврентию Сичинаве

Возмущение у Каримовой вызывает не только умысел, но и тот факт, что человек с опытом главного инженера крупной стройфирмы Казани не получил разрешение на стройку и на сдачу объекта. «Он не узаконил дом и нам продал эти квартиры. А на меня потом смотрели как на изгоя общества, когда мы сносили дом. Говорили, что мы нарушили закон», — вспоминает женщина. Она говорит — ее мать, копившая на свое, отдельное жилье прикована к постели с того дня, как по ТВ показали уничтожение их единственной недвижимости. «Скитаемся по съемным квартирам. Я купить новую не в состоянии — стала инвалидом. И передо мной никто даже не извинился», — говорит потерпевшая.

— А у меня квартира была для дочери куплена, когда она поступила на первый курс юридического института. В итоге до сих пор снимает. Если адвокаты хотят, чтобы он быстрее освободился — пусть платит компенсацию, — выступил в суде еще один покупатель Илгиз Гиниятуллин.

С момента признания постройки незаконной покупатели квартир добивались возбуждения дела на застройщика. Им отказывали 13 раз! Дело в полиции возбудили только в 2017 году в отношении неустановленных лиц, через два года установили Багабиева и объявили его в федеральный розыск. Причем местонахождение подозреваемого тайной для силовиков не было: на новой должности он давал интервью федеральным каналам и от лица подрядчика московских строек презентовал проект будущей «Ледяной пещеры» — уникального арктического лабиринта-инсталляции с арками и колоннами из искусственного льда.

Задержали ВИП-строителя в марте 2020-го. Суд отправил его под домашний арест. В июне того же года к расследованию истории снесенного таунхауса подключился СК — возбудил уголовное дело о халатности в отношении неустановленных должностных лиц инспекции ГСН и исполкома Казани. Состава преступления в действиях муниципалов не выявили, а дело подозреваемого в халатности инспектора закрыли за сроком давности. Следствие показало, что информацию о незаконной постройке надзорный орган получал еще в 2011-м. И не отреагировал.

Адвокат Сичинава в защиту интересов потерпевшей Башировой напомнил: у Багабиева были годы, чтобы погасить людям ущерб еще до возбуждения дела и его рассмотрения в суде. «Наказание просил бы назначить более суровое. Как инженер-строитель по образованию, с огромным опытом работы, он не мог не знать, каков статус этого дома!» — рассуждал в апелляции защитник.

Местонахождение подозреваемого тайной для силовиков не было — на новой должности он давал интервью федеральным каналам и презентовал проект будущей «Ледяной пещеры». Фото zaryadyepark.ru

Защита от «недоговороспособных» потерпевших

«Суд в полном объеме воспроизвел в приговоре постановление следствия о привлечении в качестве обвиняемого. Даже запятые не там стоят», — заявил адвокат Мидхат Курманов в начале своей речи в защиту осужденного. Он считает незаконным и само обвинение в хищении: «Первоначально все деньги потрачены на строительство дома и предъявлены все как украденные. Но никто экспертизу не проводил».

— Статья сложная. Нужно доказать умысел — хотел человек обманывать или нет. А ведь он туда свои средства вложил, два раза в долг занимал для этой стройки, — поддержал коллегу адвокат Эдгар Матевосян.

Защитник поставил под сомнение осведомленность своего клиента в части будущих проблем таунхауса. Говорит, что этих проблем не усматривали ни сотрудники БТИ и Росреестра, когда оформляли права собственности новых жильцов, ни банк, что два раза проводил свою правовую экспертизу перед выдачей ипотечного кредита покупательнице квартиры у ныне потерпевшего Кузьмина.

Матевосян рассказывает, что когда появились претензии от исполкома, бывший партнер Багабиева предложил жильцам вариант решения проблемы — продать купленные помещения назад, чтобы на бумаге «многоквартирник» вернул себе статус индивидуальной жилищной постройки с одним-двумя собственниками. Бывшие покупатели Сибгатуллина согласились и отыграли сделки назад. Сам Сибгатуллин в Приволжском суде свидетельствовал, что планировалось выкупить доли оставшихся собственников: «Отказались только Каримова и Баширова, поэтому дом был снесен».

По мнению защиты, виной всему — «недоговороспособность» потерпевших. Которые почему-то не поверили ни в возможность отыграть сделки назад, ни в обещания скорых выплат в случае, если они в Приволжском суде поддержат инициативу освободить Багабиева из-под домашнего ареста.

По мнению защиты, виной всему — «недоговороспособность» потерпевших

Потерпевшие говорят: обещания раздавались исключительно на словах, от лица неких московских покровителей подсудимого, а еще в тот же период были переводы по 200 тысяч рублей недовольным. Впрочем, этой «взяткой» лояльность купить не удалось.

— Если вы сегодня не осудите Багабиева — таких строителей в Верховном суде будет толпа! Это нужно искоренить, чтобы другим застройщикам неповадно было строить и продавать такие дома! — подытожила позицию потерпевших Фидания Каримова.

Багабиев вновь попросил об оправдании. Верховный суд Татарстана в итоге не усмотрел оснований для ужесточения или смягчения приговора. Сторона защиты намерена обжаловать это решение в кассации. В собственности у потерпевших остались доли в участке на Гривке, где когда-то стоял их дом.


Ирина Плотникова
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Мы в
Комментарии
Минимальная длина комментария - 50 знаков. комментарии модерируются
Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Смотрите также
интересные публикации